Португальская литература

Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.

Древнейшими памятниками П. л., если не считать дошедших до нас в немногочисленных отрывках так наз. коссант (cossantes) — лирических стихотворений, создавшихся в результате скрещения церковной и народной песенных традиций, — является поэтическое наследие галисийско-провансальской школы XIII—XV вв. Результат южно-французских культурных влияний, школа эта, воспроизводившая на галисийском наречии характерные для поэзии провансальских трубадуров стихотворные жанры, сложилась в феодально-аристократических португало-испанских кругах, имея своими представителями кастильского короля Альфонса X [ум. 1290], — галисийская лирика была придворной при кастильском дворе, — ряд принцев крови, многих поэтов из числа придворной интеллигенции и т. д. Поэзия их, проникнутая мотивами любовного томления, куртуазной чувствительности и мистического символизма, достигла своего расцвета при короле Динише [Diniz, 1279—1325]. Поэтическими сводами этой эпохи являются несколько «Песенников» (Cancioneiros). из к-рых наиболее известны Ажудский («Cancioneiro da Ajuda»), Ватиканский («Cancioneiro da Vaticano»), Колоччи-Бранкути («Colocci Brancuti») и в особенности обширный «Всеобщий песенник» (Cancioneiro Geral), изданный в Лиссабоне в 1516. Помимо любовной и мистической лирики мы встречаем здесь также стихотворения, восходящие к народным песенным традициям, и сатиры, подражающие провансальским сирвентам.

Дальнейший этап в развитии португальской поэзии отмечен решительным влиянием латинских и итальянских образцов. Ко второй половине XIV в. относится и самая ранняя из попыток эпического повествования — «Поэма о битве у Саладо» Афонсо Жиралдеша (Affonso Giraldes). Испано-итальянские и классические влияния можно различить уже у португальско-галисийских лириков конца XIV и начала XV вв. Таковы Жуан Родригеш де ла Камара, Фернан Кашкисио [Fernam Casquicio], Вашко де Камойнш [ум. 1386], Гонсало Родригеш [ум. 1385], Гарси Фернандеш де Жерена [1340—1400], Масиаш Влюбленный [Macias Namorado, первая половина XV в.] и мн. др. Популярным чтением в эту эпоху являлись рыцарские романы бретонского цикла, из к-рых уже в XIII в. большое распространение получил «Амадис Гальский» (Amadis de Gaula). Вопрос о влиянии португальской разработки этого романа на испанского «Амадиса» остается до сих пор открытым, хотя историко-литературная традиция и продолжает отдавать первенство Португалии.

Из ранних прозаиков следует упомянуть короля Дуарте [1391—1438] с его морально-философской энциклопедией «Leal conselheiro» (Верный советник) и хроникеров Фернана Лопеша [Fernam Lopes, 1380—1460], Гомеш де Азурара [Gomes Eannes de Azurara, 1410 — ок. 1474], оставившего описание похода на Гвинею, и Дуарте Гальвао [Duarte Galvão, 1445—1517]. Предвестниками «золотого века» португальской поэзии следует считать утонченных буколиков Бернардина Рибейро [Bernardim Ribeiro, 1486—1554], автора известной пасторали «Menina e moça», и Кристована Фалкао [Christóvam Falcão, 1500—1558], оказавших значительное влияние и на испанскую лит-ру. Так. обр. к середине XVI в. мы наблюдаем в П. л. все характерные для феодально-аристократической поэтики жанры. Экономический подъем Португалии в связи с ее колониальной экспансией в Америке, Африке и Азии дал мощный толчок развитию ее национальной культуры. XVI в. по праву считается «золотым веком» П. л. Все ярче сказывается влияние итальянских ренессансных воздействий. Молодой португальский торговый капитал в культурном отношении приобщается к лучшему и наиболее изысканному из того, что можно было найти у соседей и соперников. Выучка у классиков Аппенинского полуострова в соединении с незаурядным поэтическим талантом создала такого крупного поэта, как Франсиско де Саа де Миранда [Francisco de Sá de Miranda, 1495—1558], автора эклог, лирических поэм и комедий итальянского типа, насадителя итальянских ритмов и поэтических форм. Его продолжателями являются Диого Бернардеш [Diogo Bernardes, ок. 1530—1605], Антонио Феррейра [Antonio Ferreira, 1528—1569], Франсишко Галвао [Francisco Galvão, 1563 — около 1636] и другие. Выдающимися представителями португальской буколической поэзии были Франсишко Родригеш Лобо [Francisco Rodrigues Lobo, ок. 1550 — ок. 1625] и Фернао Альвареш ду Ориенте [Fernão Alvares d’Oriente, 1540—1595]. Мистика католицизма вдохновляла религиозную поэзию Элоя де Саа Соутомайора [Eloi de Sá Soutomaior]. Первым португальским драматургом, деятельность которого важна также и в истории испанского театра, является Жил Висенте [Gil Vicente, ок. 1470 — ок. 1536], автор диалогов на религиозные темы и фарсов бытового характера. Опираясь на технику церковного и уличного театров позднего средневековья, он учитывал и возможности придворного спектакля в итальянском духе. Последующие португальские драматурги, как Рибейро Шиадо [Antonio Ribeiro Chiado, 1520—1591], Балтазар Диаш [Balthasar Dias], все более и более склонялись к итальянским комедийным образцам, пропагандировавшимся в особенности Саа де Миранда. Особняком стоит драматизированная повесть Жорже де Вашконселлуша [Jorge Ferreira de Vasconcellos, 1515—1585] «Эуфрозина», написанная под влиянием анонимной испанской «Трагедии о Калисто и Мелибее». Крупнейшей фигурой этой эпохи является певец колониального величия Португалии Луиш де Камойнш [Luis de Camões, 1525—1580], или, как принято обозначать по-русски, Камоэнс, слагавший торжественные октавы португальским завоеваниям в далеком Индийском океане. Его поэма «Os Lusiadas» (Лузиады, 1 изд., 1572) наряду с «Освобожденным Иерусалимом» Тассо является крупнейшим эпическим произведением эпохи Возрождения. Основу ее составляет описание морского похода Васко да Гамы на Индию. В десяти песнях повествуется о беспримерном героизме португальской флотилии и ее капитана, об их испытаниях, жестокой борьбе и великих победах в полуденных странах «во имя христианской веры и величия родины». Согласно правилам классической поэтики, унаследованным преимущественно у Вергилия, в описываемых событиях ближайшее участие принимают олимпийские боги. Камоэнс пользуется также удобными поводами для воспевания былой славы Португалии, щедро рассыпая по всей поэме намеки и на современные события. Ряд строф поэмы отличается величайшим изобразительным мастерством и лирическим пафосом, преодолевающим каноны эпического повествования. Кроме «Лузиад» Камоэнсу принадлежат лучшие в португальской поэзии сонеты, написанные в манере Петрарки, оды, эклоги и наконец три, впрочем не столь примечательные, комедии. Творчество Камоэнса явилось кульминационным пунктом в развитии П. л. эпохи колониальной экспансии; оно в известном смысле и завершило ее, так как ряд социально-политических условий в дальнейшем, вплоть до XIX века, мало благоприятствовал лит-ому преуспеянию страны. В 1580 Испания в форме насильственно навязанной унии аннексировала Португалию. Португалия утратила значительную часть своих колониальных владений, перешедших в руки голландцев и англичан, и наконец стала жертвой той экономической катастрофы, благодаря которой роль стран Пиренейского п-ова в европейской экономической и политической жизни стала с XVII в. третьестепенной. В удел многочисленным поэтам и писателям остались лишь воспоминания о прошлом величии колониальной монархии. Отсюда мы встречаем ряд эпических поэм, написанных в манере «Лузиад», Жеронимо Корте Реал [Jeronimo Corte Real, 1540—1593], Луиша Перейры Брандао [Luis Pereira Brandão], Монзиньо Кеведо [Quevedo], Габриэла де Каштро [Gabriel Pereirade Castro, 1571—1632], Франсишко де Са де Менезеш [ум. 1664] и пр. Колониальная экспансия Португалии и связанный с ее экономическими и политич. успехами в XVI веке рост самосознания ее экспансионистских групп послужили источниками и материалом для развития обширной исторической литературы. Славные времена заокеанских походов и блистательные царствования королей-завоевателей дали обильную пищу воображению преимущественно историографов, например Фернан Лопеш де Каштаньеда [Fernam Lopes de Castanheda, 1500 — ок. 1550]. Жоао де Барруш [João de Barros, 1496—1570], Диого до Който [Diogo do Couto, 1542—1616] и мн. др. Наряду с этим следует отметить и рост лит-ры путешествий, в особенности путешествий по Востоку. Иные повествовательные жанры эпохи копируют по преимуществу испано-итальянские образцы; таковы например некоторые плутовские романы. Рыцарский роман, идеализирующий былое рыцарство, заявил о себе соперником «Амадиса» по всеевропейской популярности «Chronica de Palmerim de Inglaterra» (Хроника о Пальмерине Английском, 1567) Франсишко де Морайша [1500—1572]. Во второй половине XVI в., в связи с развитием католической реакции, можно наблюдать и некоторый подъем религиозно-философской лит-ры, представленной мистиками Томе де Жезушем [Frei Thome de Jesus, 1529—1582] и Жуаной де Гама [Joana de Gama, ум. 1568].

В XVII в. наблюдается полное оскудение португальской прозы и подчинение драматургии испанским образцам, упадок эпических форм и историографии, вынужденной культивировать воспоминания о былом национальном величии. За весь этот период можно назвать лишь два-три имени, возвышающихся над общим оскудением. Антонио Виейра [Antonio Vieira, 1608—1697] интересен своими морально-обличительными письмами, проповедями и «Пророчествами» о печальном будущем Португалии. В поэзии господствуют гонгористы вроде Франсишко Мануэл де Мело [Francisco Manoel de Mello, 1608—1666], Антонио Барбозы Бесейлара [Antonio Barbosa Bacellar, 1610—1663] и др. Из всех памятников лит-ры этой эпохи наибольшей известностью пользуются так наз. «Письма португальской монахини», принадлежащие перу Марианны Алкофорадо [Marianna Alcoforado, 1640—1673], отличающиеся своей лирической глубиной и тонкостью в обрисовке любовной страсти.

В преддверии XVIII в. лит-ая жизнь Португалии теплится в многочисленных феодально-салонных академиях, отражающих литературное вырождение. Создание в 1720 Португальской академии и культурная ориентация на Францию несколько оживили печальную лит-ую действительность. Франсишко Шавьер де Менезеш, граф Эрисейра [Francisco Xavier de Menezes, 1673—1743] написал поэму «Henriqueida» (Энрикеида, 1741), члены «Общества аркадийцев» Педро Антонио Корреа Гарсао [Pedro Antonio Correa Garção, 1724—1772] и Антонио да Круш э Силва [Antonio Diniz da Cruz e Silva, 1731—1799] воскресили классические традиции и заслужили прозвища португальских Горация и Пиндара. К первой трети XVIII века относится творчество талантливого драматурга Антонио Жозе да Силва [Antonio José da Silva, 1705—1739], сына крещеного еврея, сожженного на костре по обвинению в иудействе. Возврат к классицизму на фоне политической реакции и экономического упадка свидетельствует о стремлениях некоторой части португальской дворянской и буржуазной интеллигенции через обращение к «гармонической» античности уйти от неприглядной действительности. В этом отношении весьма показателен рецидив буколической и идиллической поэзии у Домингуша Торреш [Domingos Maximiano Torres, 1748—1810], возврат к забытому мастерству сонета и к элегии у Мануэла Барбозы дю Бокаже [Manoel Barbosa du Bocage, 1765—1805], ученая усидчивость эпика Жозе Агоштиньо де Маседо [José Agostinho de Macedo, 1761—1831] и т. д. Появляется и группа сатириков во главе с Николау Толентино д’Алмейдой [Nicolau Tolentino de Almeida, 1741—1811]. Крупнейшим представителем классицизма и вместе с тем предвестником романтической поэзии является Франсишко Мануэл до Нашименто [Francisco Monoel do Nascimento, 1734—1819].

Начало XIX века принесло Португалии неисчислимые бедствия. Оказавшись ареной борьбы между англичанами и французами, раздираемая гражданской войной, истощенная и разоренная страна забывает о литературе. Возрождение ее связано уже с эпохой роста буржуазного самосознания, с эпохой глубоких социально-политических сдвигов, приведших в конце концов к падению монархии [1910]. Первые шаги романтизма в начале XIX века связаны с либеральной общественностью. Алмейда Гаррет [Almeida Garrett, 1799—1854] прошел в эмиграции школу французских романтиков. Португальский либерализм в силу сложившихся исторических условий принял яркую национально-патриотическую окраску. Наступившему упадку Португалии и ее политической зависимости либералы противопоставляли ее славное прошлое. Поэтому либерально-романтическая литература осуществляла задачи идеализации этого прошлого. В творчестве Алмейды Гаррета это сказалось в обращении к народной поэтической традиции, в идеализации старины в романе «O arco de Santa Anna», в поэмах «Camões» (Камоэнс, 1825) и «Dona Branca» (Дона Бранка, 1826), в драмах «Auto de Gil Vicente» (Ауто Жиля Висенте, 1838), «Dona Philippa de Vilhena» (Дона Филиппа де Вильена, 1840) и «О Alfageme de Santarem» (Оружейник из Сантарена, 1842). Продолжателем дела Гаррета явился «португальский Вальтер Скотт» Алешандре Эркулано [Alexandre Herculano, 1810—1877], автор «Легенд и рассказов» [1851], романов «Пресвитер Эурико» [1844] и «Систерский монах» [1848]. Либеральную и антикатолическую точку зрения Эркулано развивал и в своих исторических работах «История Португалии» [1846—1853] и «О происхождении и учреждении инквизиции в Португалии» [1854—1859]. В поэзии значительную роль играли романтик Антонио Фелисиано Каштильо [Antonio Feliciano de Castilho, 1800—1875] и лирики сентиментального толка, как например Франсишко Гомеш де Аморин [Francisco Gomes de Amorim, 1827—1892], автор ряда песен свободы, драмы, осуждающей расовую ненависть, и пр.

С середины XIX в. П. л. вступила в новую фазу своего существования. Молодое послеромантическое поколение, выражая настроения «мятежной» леволиберальной буржуазии, обратило свои взоры на передовую Европу. Центром лит-ого движения становится Коимбра с ее университетом, а главой его — выдающийся поэт, член I Интернационала, Антеро де Кентал [Antero de Quentales, 1842—1891] вместе с филологом Теофилом Брагой [Theophilo Braga, p. 1843]. Староромантические традиции однако еще надолго сохранили свою силу. Поэт Томазо Рибейро Феррейра [Tomas Antonio Ribeiro Ferreira, 1831—1901] пишет романтико-патриотические поэмы на историческом материале, Жоао де Деуш [João de Deus, 1830—1896] выражает лирическую стихию романтизма в духе Мюссе, Антеро де Кентал эпатирует провинциальную Португалию своим прудонизмом, антиклерикализмом и обнажением противоречий психики в своих сонетах. Утопический социализм, проникнутый мотивами своеобразного мистического анархизма, отличает творчество автора поэмы «Антихрист» Гомеша Леал [1849—1921]. Оригинальным вариантом романтика-патриота явился талантливый поэт Герра Жункейро [Guerra Junqueira, p. 1850]. К идеологам умирающей аристократии, обращающейся к прошлому «благородству нации, поверженному во прах перед демократией», следует отнести Луиша де Магальайша [Luis de Magalhães, p. 1859] с его поэмой «Дон Себаштьао». Крупнейшим представителем парнасизма явился Антонио Фейжо [Antonio Feijo, 1862—1917], за к-рым последовало целое поколение модернистов.

Коимбрская школа воспитала ряд прозаиков, создавших буржуазно-реалистический и натуралистический роман. К ним принадлежат: плодовитый Камилло Каштелло Бранко [Camillo Castello Branco, 1826—1890], типичный представитель мелкобуржуазного филантропизма, автор ряда романов из быта португальского города и его социальных низов, Жулио Диниш [Julio Diniz, 1839—1871] — народник и бытописатель провинции. Жозе Мариа де Эса де Кейрош [ José Maria de Eça de Queiroz, 1846—1900], наиболее известный в Европе из новых португальских писателей, последователь Флобера, первый и лучший представитель психологического романа в П. л., остановивший свое внимание преимущественно на конфликтах и кризисе мелкобуржуазного сознания в эпоху капитализации страны. Представителями натурализма явились: Жулио Пинто [1842—1907], Жайме де Лима [Jaime Magalhães de Lima, p. 1857], Франсишко де Кейрош [Francisco de Queiroz, 1848—1919], Мануэл де Силва Гайо [Manuel de Silva Gayo, р. 1860], Жоао Граве [João Grave, p. 1872] с его романом из рабочей жизни «Os Famintos», Мария Ваш де Карвальо [D. Maria Amalia Vaz de Carvalho, 1847—1920] и т. д. Среди новеллистов, по большей части испытавших влияние французских авторов, следует назвать Жулио Машадо [1835—1890], Родриго Паганино [1835—1863], Аугушто Сарменто, Жозе Фиайо де Алмейду [José Fialho d’Almeida, 1857—1912] и Жозе де Тринидаде Коэльо [José Francisco Trinidade Coelho, 1861—1908]. Драматургия XIX века совершила свой путь от романтического историзма школы Гаррета к натуралистической буржуазной драме. Из авторов этой группы наиболее известны: Фернандо Калдейра [1841—1894], Антонио Эннеш [1848—1901], Максимилиано де Азеведо [1850—1911], Жозе да Монтейро [1846—1908]. Значительнее всех Жоао да Камара [João da Camara, 1852—1908] — драматург большого диапазона, известный в особенности своими драмами из быта уходящей в прошлое португальской аристократии. Жулио Данташ [Julio Dantas, р. 1876] — крупнейший португальский драматург XX века. Рядом с ним следует назвать Ладислао Патрисио, Франсишко Лаже, Жайме Кортезао, Виториано Брагу и некоторых других представителей натуралистической драматургии.

Литература современной Португалии характеризуется отсутствием какого-либо центрального и главенствующего течения. Она в значительной мере ориентируется на французские образцы. Воинствующий символист Эуженио де Каштро [р. 1869] замкнулся в кругу своих виртуозных ритмов и условных, абстрактных образов. Поэтический импрессионизм и мистическую созерцательность культивируют поэты Раул Брандао [Raul Brandão] и Венсеслао де Морайш. Антонио Коррейа д’Оливейра [Antonio Correira d’Oliveira, р. 1880] отличается приверженностью к религиозной романтике, так же как и его сверстник Афонсо Лопеш Виейра [Affonso Lopes Vieira, p. 1878]. Оба они — поэты заката романтизма, прошедшего формальную выучку у символистов.

Литературное поколение 1910 (год падения монархии и установления республиканского режима) выросло в условиях республиканско-буржуазного режима, в условиях глубокой внутренней диференциации буржуазной интеллигенции. На крайне правом фланге стоят такие писатели, как поэт-мистик Антонио Сардинья и католический романист Мануэл Рибейро [Manoel Ribeiro]. Выразителями интеллигентской рефлексии являются поэты Тейшейра де Пашкуайш [Teixeira de Pascoaes] и Жайме Кортезао. Оппозиционная литература, проникнутая порой социалистическими и пацифистскими мотивами, представлена романами блестящего стилиста Акилино Рибейро [Aquilino Ribeiro] и Пино де Морайша. Социальным очеркистом, стоящим на платформе реформизма, является Эзекиел де Кампуш. Крестьянско-кулацкая идеология проникает повести и рассказы Ипполито Репозо, бытописателем распадающегося крестьянского уклада является Самуэл Мапа и изобразителем городского дна — Раул Брандао. Новейшие литературные течения, как экспрессионизм, дадаизм и т. д., нашли соответствующее отражение и в португальской литературе. Пропагандистом их является молодой поэт, новеллист и критик Антонио Ферро.

Галисийская литература

Середина XIX в. явилась эпохой возрождения галисийской литературы, замолкнувшей со времен короля Диниша и его преемников. Земледельческая Галисия выдвинула по преимуществу писателей и поэтов крестьянского быта, идеологов среднего крестьянства и народнической интеллигенции. Среди них нужно назвать следующие имена: Жуан Пинтош [1811—1876], Франсишко Анвон [1817—1878], Жозе Розада и Перейра [1817—1886], и наиболее популярные: Розалия де Каштро [1837—1885] и Валентин Ламаш де Карважал [1849—1906]. Эдуардо Пондал [1835—1917] и Мануэл Курош Экринеш [1851—1908] отобразили в своих поэмах быт бедноты и дали впервые поэтическое оформление социальному протесту крестьянства. Из прозаиков наиболее известны Аурелио Рибалта [р. 1864], Мануэл Лугреш и Фрейре [р. 1863], Эраклио Переш Пласер и Франсишка Эррера.


Статья основана на материалах Литературной энциклопедии 1929—1939.


См. также

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home