Копис

Копис (греч. κόπτω, лат. kopis) — изогнутый вперед меч с односторонней заточкой лезвия, предназначенный в первую очередь для рубящих ударов.

Изогнутые мечи находили употребление у разных народов в разные времена, часто отличаясь между собой лишь в названии. Первым таким мечом считается древнеегипетский хопеш (англ. khopesh), несомненно происходящий от серпа. Копис по гречески означает рубить, отсекать. Еврипидом и Плутархом это слово использовалось для обозначения ножа для разделки мяса, Ксенофонт так называл мечи персов и египтян. По смыслу можно сделать предположение, что копис приспособлен скорее для рубящего удара. Курций в своем романе о походе Александра Македонского один раз упоминает кописы в битве с индийцами, как нечто необычное для македонской армии (8.14.24): «Слегка изогнутые мечи, похожие на серпы, назывались копидами, ими рубили хоботы слонов.»

Другим словом, обозначающим такой же изогнутый меч, является махайра (греч. μάχαιρα, makhaira, machaera), то есть нож в современном греческом. Это слово в античности широко применялось к обозначению всяких режущих предметов, от бытовых ножей до мечей римлян. Ксенофонт употребляет "копис" и "махайра" по отношению к одному и тому же типу меча, но из контекста его сочинений ясно, что под "махайрой" он подразумевал режущий тип клинка в отличии от колющего, а под "кописом" — изогнутый меч. Таким образом махайра является более широким понятием, чем копис. Византийская Суда X века (словарь значений древнегреческих слов, mu 302) дает определение слову "махайра" как просто меч, ссылаясь на текст Полибия, который именовал кельтеберийские обоюдоострые мечи и исконно римские мечи словом махайра. В более ранних текстах греки называли мечи ксифосами.

Копис как меч заимствован греками видимо от персов с VI в. до н. э., Геродот упоминает об таком оружии персидской тяжелой кавалерии (начало V в. до н. э.). Длина клинков из археологических находок в Греции варьируется от 53 см до 70. Иногда тыльная часть клинка прямая, такой копис напоминает классическое мачете. В Греции копис применялся ограниченно, зато стал национальным оружием в Иберии (совр. Испания), куда занесли его купцы и наемники в примерно VI—V в. до н. э.


Римские солдаты заимствовали иберийский копис после войны с Ганнибалом, и приняли его на вооружение под названием “gladius hispanicus”, т.е. испанский меч, и только в XIX в. “испанский меч” получил название фалката (falcata) с легкой руки одного из переводчиков с латинского, который неправильно применил слово falcatus, т.е. в переводе с латинского “изогнутый как серп”. Древние испанцы достигли совершенства в ремесле ковки фалкаты. Современные исследования показывают, что содержание углерода постепенно меняется от 0.4% в районе лезвия (высокая твердость стали) до 0% к центру клинка (высокая гибкость). Иберийские оружейники во II в. до н. э. проверяли качество стали таким образом (Филон, «Belopoeica»): клали меч плашмя себе на голову и сгибали так, чтобы оба его конца касались плеч. При отпускании меч должен распрямиться без последствий. Хотя оружейники повторяли этот трюк многократно, меч всегда восстанавливал форму.

Ранние образцы фалкаты V-IV в. до н. э. воспроизводят собой греческие кописы с рукоятью в форме птичьей головы или животного. Затем художественные излишества греков перешли в более функциональную, удобную для ладони форму, а клинок приобрел совершенство формы. Длина фалкаты в среднем около 60 см. Испанцы носили ее в ножнах за спиной. Вдоль ножен прикреплялись 3 или 4 кольца, длинная перевязь пропускалась сквозь кольца. Иногда носили проще, засунув за пояс (по античным статуэткам).

Ширина клинка кописа (или фалкаты) расширяется по направлению к кончику, из-за чего центр тяжести смещается на удаление от руки. В результате кинетическая энергия удара увеличивается, а благодаря изогнутому вперед лезвию рубящая способность значительно возрастает по сравнению с прямым мечом. По свидетельству римлян никакой шлем не мог выдержать удара фалкатой.

Римская кавалерия, вооруженная “испанской саблей”, при завоевании Македонии в конце III в. до н. э. неприятно поразила македонских солдат. Тит Ливий так описывает последствия боя (31.34):

«Филипп [македонский царь Филипп V] обратил особое внимание на похороны людей, павших в стычке кавалерии, и приказал их тела принести в лагерь... Зрелище похорон должно было пробудить в солдатах боевой пыл и готовность не щадить своей жизни, а вместо того преисполнило их страха и уныния. До сего времени приходилось им видеть лишь раны от дротиков или стрел, изредка — от пик, да и воевать привыкли они только с греками и иллирийцами; теперь, увидев тела, изуродованные испанскими мечами, руки, отсеченные одним ударом вместе с плечом, отрубленные головы, вывалившиеся наружу кишки и многое другое, столь же страшное и отвратительное, воины Филиппа ужаснулись тому, с какими людьми и против какого оружия придется им иметь дело.»

См. также

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home