Метареализм

Метареализм (расшифровывается как «метафизический реализм») — второе наиболее влиятельное (по сравнению с концептуализмом, и, что особенно важно, «в отличие» от него) течение (или школа) в русской поэзии конца 70-х-начала 90-х г. ХХ века в русской поэзии.

Термин предложен Михаилом Эпштейном в 1988 г. (журнал «Вопросы литературы») и вошел, с тех пор, во все основные энциклопедии и словари (н-р, в «Словарь литературных терминов» — см. ссылку [1] — и даже в «Британскую Энциклопедию» (статья «Русская литература ХХ века» — см. ссылку [2]). Необходимо заметить, что поэзия метареализма, именно в ее понимании как сугубо российской школы поэзии, вызывала и до сих пор вызывает, из всех остальных тенденций или направлений в современной русской поэзии, наибольшее внимание в литературных кругах США (начиная с конца 1980-х и по сегодняшний день). О метареализме делаются (особенно американцами, очень часто не имеющими отношение к так назывемой «славистике») бесконечные доклады на всевозможных конференциях, пишутся статьи, диссертации и даже книги. Отдельными поэтическими переводными книгами в США выходили и до сих пор обсуждаются в печати и интернете: Аркадий Драгомощенко (в пер. Лин Хеджинян), Иван Жданов (в пер. Джона Хая), Илья Кутик (в пер. Кита Робинсона), Алексей Парщиков (в пер. Майкла Палмера и др.). Русский метареализм и многое из того, что может быть соотнесено с ним, особенно сейчас, в 2000-е гг., воспринимается поэтами, лингвистами и даже философами США как одна из возможностей преодолеть тупики не только в дуализме собственного образно-метафорического плана мышления в англо-американском литературном языке как таковом, но и связанного с редукцией возможностей языка описания даже социального (плюс религиозного) позитивизма мышления в целом, в которых оказались американское общество и англо-американский язык вообще в настоящее время. Хотя (опять же, в отличие от концептуалистов) метареалисты 1980-х и не написали никакого собственного «манифеста», где бы четко излагались позиции и формулировки их литературной школы (или направления), это отнюдь не означает, что таковые не существовали — а просто, что писание литературных манифестов не входило в намерения участников движения (о чем неоднократно, н-р, говорил А.Парщиков). Это было связано еще и со сложностью самого философского и метафизического содержания того, что есть «мета», которое многие из участников понимали (что естественно и нормально) по-разному, то есть вполне индивидуально. К примеру, Владимир Аристов в своих рефлексивных «заметках» 1997 г. о том, что есть «мета», так прямо и писал, что «мета» есть то что «мы» (то есть, поэты-"метареалисты") по-прежнему «пытаемся осознать». [3] Неоднократно, особенно А.Парщиковым и В.Аристовым, высказывалась мысль и о том, что «Монадология» Лейбница является уже как бы готовым манифестом метареализма, так как монада и есть «мета-метафора» (или, что вернее, каждое отдельное метареалистическое произведение являет собой, если воспользоваться метафорой Мандельштама, некий «океан без окна, вещество», то есть отдельную уникальную, духообразную и самомыслящую монаду, которая, по Лейбницу, «не имеет окон», но обязательно соотнесена с другими монадами). В настоящее время самими поэтами-"метареалистами", группа которых все время расширяется как за счет пишущей поэзию и «внежанровую» прозу молодежи, так и за счет тех, кто никогда раньше не соотносили себя с «метареализмом», делаются дальнейшие попытки (одновременно творческие и сугубо теоретические) заново дать определение не столько самой этой (уже названной Эпштейном) школе, сколько поэтическим, мистическим, метафизическим потенциалам, заложенным в понятии «мета-метафоры» и «метакода» конца 1970-х-начала 1990-х гг., то есть тому, что есть для и внутри самих этих терминов приставка «мета» и какие пути постижения образа (как-то: множественные реальности/единственность реальности, теория множественности мимезисов, теория динамичного хаоса, «невизуальная метафора», нахождения в ней и за счет/вне ее новых конфликтов, и т. д.) ведут к его, образа, именно «уникальности» как «бытия» (то есть, к той самой «ауре», которую «вещь», по В.Беньямину, становясь «массовой», то есть переходя в масскультуру, как раз и «теряет»). Именно в этом современный «метареализм» и видит свое главнейшее отличие от современного российского «концептуализма». С 1990-х гг. и по настоящее время одним из важнейших печатных органов поэзии и эссеистики, касающейся метареaлизма, является московский журнал и издательство «Комментарии» (во главе с Александром Давыдовым).

Ссылки

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home