Английская литература

Английская литература - литература, написанная жителями Англии.


Эта статья или раздел нуждается в переработке.
Пожалуйста, улучшите её в соответствии с правилами написания статей.

Содержание

Средние века

Обыкновенно начало английской литературы относят к началу VII века н. э. К концу VII века заканчивается процесс завоевания Британии англами и саксами, двумя германскими племенами, вытесненными с континента, где они занимали территорию между Эльбой и Одером. Эти племена принесли с собою предания и сюжеты, составлявшие содержание общегерманской поэзии на континенте. Но обработка их на новой родине совершалась под влиянием исторических событий, происходивших уже на британской территории. В этих обработках сказывается и соприкосновение с туземным кельтским населением, частично подвергшимся римскому влиянию, переход к оседлым формам быта, а, главное — воздействие христианства, которое привело духовенство в близкую связь с латинской культурой и, с другой стороны, оборвало его связи с континентальными германцами, сохранившими язычество. Поэтому и первые крупные памятники англосаксонской литературыры — памятники латинские — принадлежат представителям духовенства.

Например, Альдгельм, живший во второй половине VII века, автор витиеватой прозы и стихов; Беда Преподобный (672735) — автор знаменитой «Церковной истории англов», один из образованнейших людей своего времени, имевший влияние далеко за пределами своей страны, отличавшийся простотой стиля, достигавшего местами яркой художественной выразительности; Алкуин (умер в 804) — учёный монах, знаток грамматики, риторики, диалектики, переехавший в 60-летнем возрасте ко двору Карла Великого).

Есть указания, что эти блестящие представители латинской литературы в Англии писали и на англо-саксонском языке, но эти произведения не дошли до нас. В латинскую поэзию они перенесли художественные приёмы англо-саксонского творчества; с другой стороны, у них нетрудно уловить отголоски времён язычества.

Что касается древнейших памятников англо-саксонского языка, то крупные поэтические произведения доходят до нас от XI века, если не считать памятников документального характера, хроник, текстов законов и т. д. Мы имеем короткие поэмы, рисующие певцов ещё языческого периода («Видсид», «Жалоба Деора») в переработке писателей из христианского духовенства. Самым замечательным памятником древней английской поэзии является поэма о Беовульфе. Содержание её — события, относящиеся к первой половине VI века, эпохе борьбы франков с готами. Древность её сюжета, и то обстоятельство, что в её героях не было ничего чисто англо-саксонского, породили даже предположение, что поэма была переработкой одной из скандинавских легенд. Но несомненно, что по языку и по проникающим её моральным тенденциям она гармонирует с другими памятниками англо-саксонской поэзии того времени.

Рядом с поэзией, использующей языческие сюжеты, до нас дошли памятники, свидетельствующие о широком развитии собственно христианской поэзии (Кэдмон, Кюневульф). Самым блестящим периодом англо-саксонской образованности и письменности до нашествия норманнов по справедливости считается эпоха Альфреда Великого, победителя датчан, в течение почти двух веков опустошавших Британию. Альфред много сделал для восстановления разрушенной культуры, для поднятия образованности, сам был писателем и переводчиком (перевёл между прочим на англо-саксонский язык «Церковную историю» Беды).

Во второй половине XI века Англия подвергается новому нашествию. Она подпадает под власть норманнов, офранцузившихся скандинавов, которые на несколько столетий утверждают в Англии господство французского языка и французской литературы. Начинается длительный период, известный в истории под именем периода англо-норманской литературы. В течение первого столетия после нашествия норманнов литература на англо-саксонском языке почти исчезает. И только спустя столетие снова появляются на этом языке литературные памятники церковного содержания и позже светские, представлявшие собой переводы французских произведений. Благодаря этому смешению языков снова среди образованного общества большое значение приобретает латинский язык, на котором расцветает литература хроник. Период французского господства оставил важный след в дальнейшей истории английской литературы, которая, по мнению некоторых исследователей, более связана с художественными приёмами и стилем французской литературы норманского периода, чем с древней англо-саксонской литературой, от которой она была искусственно оторвана.

К XIV веку как бы заканчивается процесс растворения норманнов в туземном населении и формируется новый английский язык, объединивший элементы англо-саксонского и французского языков. Норманны сыграли большую роль в распространении кельтских сюжетов («Сказания о короле Артуре») во всей европейской поэзии. Уже около 1300 года английский священник Лайамон использовал эти сказания для своей поэмы «Бретт».

После Лайамона появляется ряд произведений, отмечающих процесс вбирания в себя туземным творчеством французской литературы и их органического слияния («Филин и соловей», «Havelock», «Horn» и другие). Национальное возрождение в литературе связано с начинающимся сотрясением патриархально-феодального уклада, с ростом денежного хозяйства и с крестьянскими восстаниями. Уже в середине XIII века появляется поэзия политического и социального протеста, бичующая пороки дворянства и духовенства, протестующая против налогов, против злоупотреблений чиновников и даже короля, прикрывающего своих фаворитов и распускающего для этой цели парламент («Song of the Husbandman»). Эта сатирическая литратура, возникающая из среды народа, находит своё завершение в XIV веке в поэме Ленглэнда «Видение о Петре пахаре», которая хотя и написана в морализирующем духе, однако не лишена революционного значения, так как является идеологическим выражением недовольства, накопившегося в массах трудового крестьянства. К XIV веку появляются на английском языке различные формы поэзии, которые отличаются своим сатирическим содержанием, перерабатываются фаблио. С обострением социальной борьбы литература в XIV веке приобретает большой общественный интерес. В ней можно различить влияние классовых стремлений. Любопытным образчиком в этом отношении, наряду с упомянутой поэмой о Петре пахаре, является поэма Гоуэра «Vox Clamantis», написанная на латинском языке. Гоуэр, крупный собственник, был последним писателем англо-норманского (французского) языка, перешедший к английскому после успехов его современника Чосера. Поэма Гоуэра показательна как свидетельство испуга, овладевшего его классом после крестьянского восстания Уот Тайлора.

Величайшим художником XIV века, которому пришлось дать художественное воплощение его общественно-психологической сущности, был Чосер (13401400), автор знаменитых «Кентерберийских рассказов». Чосер одновременно завершает эпоху англо-норманской и открывает историю новой английской литературы. Всему богатству и разнообразию мысли и чувствований, тонкости и сложности душевных переживаний, характеризующих предшествующую эпоху, он дал выражение на английском языке, завершив опыт прошлого и уловив стремления будущего. Среди английских диалектов он утвердил господство лондонского диалекта, языка, на котором говорили в этом крупном торговом центре, где находилась резиденция короля и оба университета. Но Чосер является не только основателем нового английского языка.

Объективно Чосер делал общее дело с своим знаменитым современником Виклефом (13201384). Виклеф примыкает к обличительной литературе, направленной против духовенства, но он идёт дальше, является предшественником реформации, восстаёт против самой догмы католицизма, против идеи папского авторитета, переводит Библию на английский язык, обращается к народу в своей борьбе с папством и таким образом делает предметом публичного обсуждения те вопросы, решение которых до этого времени составляло монополию католического духовенства. Виклеф и Чосер своей литературной деятельностью знаменуют первое сотрясение идеи католического спиритуализма, возникновение интереса к земной природе человека, интереса к личности, нового мироощущения, в связи с развитием торговли, денежного хозяйства, инициативы и предприимчивости, всего того, что принесла с собою усиливающаяся торговая буржуазия.

Необходимо отметить большой интерес в следующем веке к живой народной поэзии, которая, как мы знаем, существовала уже и в XIII и в XIV веках. Но в XV веке эта поэзия проявляет особенно активную жизнь, и наиболее старинные образцы её, сохранившиеся до нашего времени, принадлежат этому веку. Большой популярностью пользовались баллады о Робине Гуде.


Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.

Эпоха Возрождения

В следующем XVI в. развитие капитализма идёт ещё более быстрыми шагами. Землевладельцы предпочитают шерстяную промышленность обработке земли. Разведение овец ведёт к обезземелению крестьян. Открытие Америки, рост промышленности и городов всё более толкают Англию на борьбу за первенство на морях и скоро дадут возможность Шекспиру в «Венецианском купце» говорить о богаче-коммерсанте, корабли к-рого развозят товары по всему миру.

У начала XVI в. и у начала следующего XVII в. стоят два великих лит-х памятника, воплотивших высшее достижение социальной и философской мысли, связанной с этим веком. Это «Утопия» Томаса Мора [1516] и «Novum Organum» Бэкона [1620]. Томас Мор — типичный представитель английского гуманизма. Его «Утопия» — общественная организация, построенная в духе идеалов гуманизма. Её цель — счастье человека, благосостояние всей общины. Ему чужд средневековый спиритуализм, те утешения, которые предлагала за гробом католическая церковь взамен земных страданий. Он желает радости здесь, на земле. Поэтому в его общине нет собственности, господствует обязательный труд для всех её членов, чередуются работа в городе и в деревне, установлена полная религиозная терпимость, благодаря идеальной организации общества отсутствует преступление и т. д. Произведение Бэкона — книга, от к-рой можно вести развитие позитивной мысли. Автор исходит из наблюдения и опыта как источников познания истины, считает, что не знает того, что лежит за их пределами.

XVI в. — век расцвета английского гуманизма, к-рый возник здесь позднее чем в Италии, встретился с реформацией, наложившей на него отпечаток большей суровости. И здесь мы имеем влияние классической лит-ры, к к-рому присоединяется влияние итальянской поэзии, в особенности Петрарки. Расцветает форма сонета, введённого Томасом Уэйаттом [1503–1542] и вслед за ним более талантливо разработанного графом Суррей [1517–1547]. Джон Лили [1554–1606] пишет роман «Эвфуес», к-рый положил начало особому стилю, известному под именем эвфуизма, стилю манерному и жеманному, и стал предметом многочисленных подражаний. Лучшее из них — роман Томаса Лоджа [1558–1625] «Розалинда», к-рый не остался без влияния на Шекспира («Как вам будет угодно»). Характерный для эпохи Ренессанса пастушеский роман получает большое распространение в Англии. Один из известнейших романов этого рода («Аркадия») принадлежит Филиппу Сиднею [1554–1586]. Он соединил здесь два жанра — пастораль и рыцарский роман — и пользуется изысканным стилем, который повторит Шекспир в таких трагедиях, как «Ромео и Джульетта». Славу Сиднея, к-рому подражали десятки поэтов в течение целого века, делил Эдмунд Спенсер [ум. 1559], автор знаменитой «Королевы фей», поэмы, привлекавшей его современников не глубиной содержания, а причудливой пестротой и яркостью красок, запутанной и сложной интригой, необычайной фантастичностью сюжета, великолепием картин и образов.

Но наибольшего блеска английская литература эпохи Ренессанса достигает в области театра. В XV в. средневековая мистерия становится как бы застывшей формой и не обнаруживает тенденции к дальнейшему развитию, благодаря реформации, к-рая вытесняет её, содействуя развитию других драматических жанров. Особенно в большом ходу «моралитэ», к-рые используются для борьбы с папством и обличают дворянина и торговца («Сатира» Линдсэ — 1490–1555, — направленная против «трёх сословий» — дворянства, духовенства и купечества, изображающая, между прочим, под именем Pauper’а, бедняка, доведённого до нищеты поборами землевладельца и священника); сцены на сюжеты из священной истории Бэль [1495–1563], пьеса которого «Иоанн Безземельный» уже предвозвещает шекспировскую хронику; «интерлюдии» или фарсы, шуточные представления, очень популярные в широких массах в провинции и в столице, вытеснившие постепенно мистерии и моралитэ; особенно известен как автор интерлюдий Джон Гейвуд [ум. 1580]; «маски» — великолепные, очень сложные представления, соединяющие мифологию, аллегорию и феерию, сопровождаемые символическими танцами и музыкой, предтечи балета и оперы [«маски» талантливо писал Самуил Даниель (1562–1619)], и т. д.

Рядом с этими многочисленными жанрами, развившимися из народной драмы, на формирование английского театра уже в середине XVI в. начинают оказывать влияние классическая комедия и трагедия. Это влияние проникает через школы и университеты, где пишутся и разыгрываются преподавателями и учениками пьесы в классических формах, в особенности в подражание Плавту и Сенеке, многие трагедии к-рого были переведены на английский яз. Первую оригинальную классическую трагедию издали Томас Саквилль и Томас Нортон в 1562 («Горбодук, или Феррекс и Поррекс»). Так. обр. английский национальный театр вобрал в себя самые разнообразные формы, начиная с мистерий и кончая театром классическим и формами, выработанными в Италии и Франции. В Англии театр был действительно народным видом искусства, открыт всем, был одновременно и газетой и клубом, светской церковью в противоположность, напр., Франции, где создателями театра являлись избранные круги гуманистов, где народная традиция, связь с средневековой мистерией оборвалась и в 1548 были даже полицейским приказом запрещены народные представления мистерий. В середине века в Англии появляются профессиональные труппы актёров, идущие на смену прежним любителям, игравшим мистерии. Труппы эти преследуются городскими властями, к-рые рассматривали актёров как бездомных бродяг, опасались нарушения порядка и скопления толпы. Преследования особенно усиливались под влиянием пуританских проповедников, агитировавших против «греховных» развлечений. Актёры, игравшие в тавернах, искали покровительства у знатных вельмож и приписывались к тому или другому аристократу. Двор и таверны, где собирались низшие слои народа, были главными потребителями театра. Первый королевский патент был выдан труппе графа Лейстера в 1574, первый театр был построен в Лондоне в 1576.

Разнообразные богатые поэтические элементы, вошедшие в английский театр, борьба буржуазии с дворянством и жадная к зрелищам публика больших городов — слуги, приказчики, солдаты, мелкие торговцы, ремесленники и т. д., — всё это наполнило английский театр глубоким содержанием. В эпоху Елизаветы [1558–1603] театр достигает такого расцвета, какого не знает история, отвечает вкусам всех классов общества, изображая и трагические моменты английской истории, трагедии королей и аристократии, и семейные драмы буржуазии, и грубые нравы городских низов, вводя и шутки и юмор, одинаково увлекающие и аристократию и городскую толпу. Большинство драматургов елизаветинского времени отмечены печатью оригинальности и таланта, отражают преобладающие вкусы той или другой группы населения: Лили [1554–1606], Роберт Грин [1560–1592], Марло [1563–1593], Кид [1558–1594], Нэш [1567–1601], Лодж [1558–1625] и несколько более поздние — Бен Джонсон [1574–1637], Вебстер [1575–1624], Джон Флетчер [1579–1625], Бьюмонт [1584–1616], Форд [1586–1639], Чапман [ум. 1634].

Все эти имена были затемнены именем Шекспира. Шекспир был глубочайшим выразителем основной тенденции Возрождения, его интересов к земной человеческой природе, к человеческой личности, к её страстям и чувствам, к личности инициативной, предприимчивой, борющейся за лучшее место в жизни. Шекспир — поэт аристократии в период начинающегося сотрясения её могущества, её психики, в тот период, когда она подвергается напору со стороны агрессивной торговой буржуазии («Венецианский купец»). Человеческие страсти: любовь («Ромео и Джульетта»), ревность («Отелло», «Зимняя сказка»), властолюбие («Макбет»), мстительность и алчность («Венецианский купец»), самодурство, неблагодарность, раскаяние («Король Лир»), пессимизм, меланхолия, гнёт рефлексии, тоска по правде («Гамлет»), и т. д. — озарены гениальным сердцеведом так глубоко, что до последнего времени шекспировский театр остаётся непревзойдённым материалом для актёрской игры. Соперник Шекспира, Бен Джонсон отдал дань классическому театру, к-рый возник, как мы видели, под влиянием гуманистического движения, интереса к античной древности. Классический театр был распространён среди образованных и учёных кругов, но он не мог удовлетворить массовую публику, к-рую увлекал Шекспир разнообразием своего театра, шедшего от народной драмы, хотя и не избежавшего влияния классицизма; «Юлий Цезарь», «Антоний и Клеопатра», «Кориолан» — трагедии с античными сюжетами, но пропущенные сквозь призму шекспировского времени, поставившие проблемы величайшего значения.

Эпохи Кромвеля и Реставрации

Таков был английский театр при Елизавете и её преемниках, Якове I и Карле I. После победы буржуазной революции 1648, казнившей короля, — английский театр снова подвергается преследованиям, и лит-ра приобретает суровый характер. Поэзия уступает место прозе. Жестокая политическая борьба приводит к исчезновению лит-ры для развлечения и даёт толчок развитию лит-ры политической. Писатели и мыслители эпохи Кромвеля (правившего до 1658) и реставрации — Мильтон [1608–1674], Гоббс [1578–1679], Локк [1632–1704] — ставят важнейшие проблемы народовластия, церкви, воспитания, свободы печати, веротерпимости и т. д. Именно это просветительное движение оказывает в следующем столетии могучее влияние на французских философов, откуда распространяется по всей Европе. Мильтон защищает революцию против монархии, выпускает «Защиту английского народа» и знаменитую «Ареопагитику», замечательный памфлет в защиту свободы печати. В своей поэме «Потерянный рай» он является представителем пуританских идеалов, рассказывает о начале мира, о борьбе бога и сатаны, об изгнании из рая первых людей, снова воссоздаёт так. обр. библейские сказания, преобразуя их согласно представлениям эпохи Возрождения. Другое патетическое произведение пуританского направления — «Путешествие пилигрима» Бэньяна [1628–1688]. — Локк отрицает прирождённые идеи и единственным источником всякого познания объявляет впечатления, к-рые получают наши чувства от внешних предметов. Вслед за Мильтоном Локк предвосхищает теорию Руссо об общественном договоре и праве народа отказаться от повиновения власти, если она нарушает закон. В эпоху Кромвеля театр замирает, классические традиции поддерживаются только среди преследуемых сторонников королевского дома. После реставрации снова открывается театр, появляются весёлые комедии нравов с не всегда пристойным содержанием (Вичерлей, Конгрив и др.), возрождается галантная литература и наконец возникает классицизм французского типа. Его представителем является Драйден [1631–1700], типичный беспринципный поэт распущенного придворного общества реставрации, неудачливый подражатель Корнеля и Расина, строго отстаивавший три единства и вообще все классические правила.

Августинская эпоха

После 1688, с установлением конституции, тон лит-ре даёт буржуазия, влияние к-рой ясно ощущается и в романах и на сцене. Новый потребитель требует своей лит-ры, изображения семейных добродетелей, честных купцов, чувствительности, природы и т. д. Его не трогают сказания о классических героях, о подвигах аристократических предков придворного общества. Ему нужна сатира на распущенные светские нравы. Возникают нравоучительно-сатирические журналы — «Болтун», «Зритель», «Опекун» — Стиля [1671–1729] и Аддисона [1672–1719], с талантливыми бытовыми очерками, обличающими роскошь, пустоту, суетность, невежество и другие пороки тогдашнего общества. Дидактический, сатирический и моральный характер носит образцовая классическая поэзия Попа [1688–1744], автора «Опыта о человеке». Англия дала толчок не только освободительным идеям французских энциклопедистов, но и положила начало нравоучительной сентиментальной лит-ре, тому роману нравов, к-рый распространился по всей Европе. Самюэль Ричардсон [1689–1761], автор «Памелы», «Клариссы» и «Грандиссона» выводит добродетельных мещанских девушек и противопоставляет их распущенным аристократкам, идеализирует мещанские добродетели и заставляет исправляться развращённых представителей жуирующей золотой молодёжи. Стерн пишет своё «Сентиментальное путешествие» и «Тристрама Шенди». Фильдинг [1707–1754] — автор «Сэра Жозефа Адрюза» и «Тома Джонса», менее сентиментальный, чем Ричардсон, но такой же нравоучительный, такой же внимательный к семейным отношениям, наблюдательный реалист, охватывающий нравы и города и деревни. Гольдсмит[1728–1774], автор «Викфильдского священника», и ряд других писателей создают настоящую чувствительную эпопею трудов и дней буржуазного общества. Выразитель этих настроений в лирике — Томсон [1700–1748], автор «Времён года». И в драме Англия является пионером и создаёт не только сентиментальный театр, но и его теорию. Новые драматурги — Лилло [1693–1739], автор «Лондонского купца», изображающий трогательную историю исправившегося молодого купца, Комберлэнд, Эдвард Мур уничтожили три единства, отменили стихотворную форму и торжественный яз. классической трагедии и доказывали, что не одни только государи и вельможи подвергаются несчастиям и страданиям, — идеи, лёгшие в основу мыслей Дидро о драме. Даниель Дефо с его прославленным романом «Робинзон Крузо» — наиболее законченный идеолог средней буржуазии, выражает её желания и то представление, какое она имеет о себе и о своём месте в государстве. Дж. Свифт [1667–1745] в знаменитых «Путешествиях Гулливера» едко осмеивает современное английское общество.

Вторая половина XVIII в. вообще богата разнообразными талантами, с разных сторон освещающими психологические сдвиги, к-рыми сопровождался рост буржуазии, постепенно занимавшей господствующие позиции. Среди других необходимо отметить Т. Смоллетта [1721–1771], автора приключенческих романов — «Приключения Родерика Рэндома», «Приключения Перегрина Пикла», в к-рых сочетаются элементы классицизма с художественными приёмами испанских пикаресков, с романтической выдумкой и в то же время с реальными образами, — романов, в к-рых много юмора, сатиры и даже горечи человека, не избалованного удачами. Далее, — Шеридан [1751–1816], автор известной комедии «Школа злословия», остроумной и злой сатиры на общественные пороки. Среди поэтов этой эпохи двое являются крупными предшественниками романтизма: Коллинз [1721–1759], в «Одах» к-рого романтическая выдумка, богатое и разнообразное содержание, нежность чувства и элегические настроения не вполне ладят с пиндаровской классической традицией, сдерживающей его свободное вдохновение; Томас Грей [1716–1771], автор элегий, у к-рого классическое чувство меры без ущерба регулирует импульс свободного вдохновения. Ещё более черты приближающегося романтизма сказываются в романах Мэкензи [1745–1831] («Человек чувства», «Юлия де-Рубинье»). Мэкензи подражал Стерну, Ричардсону и Руссо, но внёс в своё творчество ту спутанность противоположных чувств, ту сложность переживаний, которые позднее станут характерны для романтизма. «Замок Отранто» Вальполя [1717–1797] — уже настоящий «готический роман» с средневековыми замками, их тайнами и жуткими настроениями. Из школы Вальполя вышла Клара Рив [1729–1807]. В романе её («Старый английский барон») больше естественного чувства, есть также элементы ричардсоновской нравоучительности. Вслед за ней — Анна Радклиф , к-рую можно считать первой представительницей романтизма. Романы: «Замки Алтин и Денбейн», «Тайны Удольфо», «Итальянец» и др. — типичный жанр романтического романа с подземельями, кинжалами, потайными дверьми, чувствительными безупречными девушками, к-рых преследуют бандиты, благородными преданными слугами и т. д. В «Итальянце» предвосхищен тип байроновского героя.

Романтизм

Романтизма — как школы — не существовало в Англии. Здесь не было, как во Франции и Германии, группы писателей, объединившихся на романтической платформе. И тем не менее ряд типичных признаков романтизма, отличавших А. Л. в первые десятилетия XIX в., дают право говорить о романтическом направлении в Англии. Эти признаки были: протест против классической рассудочности, в особенности против классических правил и противопоставление им индивидуальной поэтической свободы; далее, интерес к народности и к старине, к средним векам — в противоположность античности, к-рая являлась главным содержанием классицизма; интерес к экзотике, к-рый привлёк внимание английских романтиков к Шотландии, стране старинных народных песен и легенд. Природа и деревня широким потоком вливаются в английскую романтическую поэзию. Наконец большую роль в английской поэзии романтического периода играют революционные настроения, увлечение французской революцией, политический радикализм. Певцом деревни, республиканцем и поклонником французской революции был Роберт Бэрнс [1759–1796]. Годвин [1756–1836] в своём романе «Приключения Калеба Вильямса» и др. сочинениях защищает наиболее революционные идеи своего времени не только в области политики, но и в сфере воспитания и брака, идёт впереди тогдашней английской революционной мысли. Так наз. «Озёрная школа» (от места жительства вокруг озёр) включает ряд поэтов. Из них Вордсворт [1770–1850] был главой школы. Мечтательный, влюблённый в природу поэт маленьких явлений, к-рые он умел делать возвышенными и трогательными, он вместе со своим другом Кольриджем [1772–1834] был представителем того течения в романтизме, к-рое внесло вместе с любовью к природе простой безыскусственный яз., образы патриархальной старины, созерцательность и мечтательность. Третий поэт озёрной школы — Соути [1774–1843] писал в духе своих друзей, присоединив фантастические картины экзотических стран Мексики, Индии, Аравии к идиллическим образам озёрной поэзии. И поэты озёрной школы увлекались революцией, но недолго. Вордсворт и Кольридж побывали в Германии, где подверглись влиянию немецкого романтического идеализма и закончили свой путь чистым созерцанием.

Рядом с народническим романтизмом озёрной школы величайший поэт эпохи Байрон [1788–1824] был представителем романтики революционно-аристократической. Презиравший великосветское общество, с к-рым он был связан своим происхождением, оторвавшись от своего класса, не видя ничего привлекательного в представителях капитала, жадных и продажных торгашах, Байрон в молодости разразился пламенной речью в защиту рабочих, но после не возвращался уже к этому вопросу, на всю жизнь остался деклассированным аристократом, мятежным революционером-индивидуалистом, певцом неудовлетворённых разочарованных натур, начав с таинственных демонических скитальцев и разбойников («Гяур», «Лара» и др.). Этот же образ углублён в «Чайльд Гарольде», к-рый стал предметом широкого подражания в европейской поэзии. Закончил Байрон протестом против мироздания и мирового порядка в своих богоборческих трагедиях («Манфред» и «Каин»). К концу жизни Байрон близко подошёл к политической и социальной сатире («Дон-Жуан», «Бронзовый век»). Крайний индивидуализм, чувство неудовлетворённости, влечение к Востоку и экзотическим странам, любовь к природе и одиночеству, мечты о прошлом у руин и памятников, — всё это делает Байрона поэтом английского романтизма, а его гневные обличительные протесты против всех форм насилия и эксплоатации, его связи с итальянскими карбонариями и борьба за освобождение Греции сделали его певцом свободы в глазах европейской интеллигенции. Его друг Шелли [1792–1822], гениальный лирический поэт, также аристократ, подобно Байрону соединяет в своей поэзии мир фантастической романтики с революционным протестом против складывающегося буржуазно-капиталистического общества. В своей поэме «Королева Маб» он изображает это общество, где все «на публичном продаётся рынке», где с помощью жестокого голода хозяин гонит своих рабов под иго наёмного труда. Таким же революционером-романтиком выступает Шелли в других своих поэмах («Лаон и Цитна», «Раскованный Прометей» и др.). Вальтер Скотт [1771–1831] обнаруживает, как и два великих поэта, тенденцию к старине. Он был создателем исторического романа («Айвенго», «Роб-Рой», «Квентин Дорвард», «Тамплиеры» и др.), в к-ром умел соединять правдоподобие и реализм с богатой романтической фантастикой и изображать наиболее драматические моменты национальной истории Шотландии и Англии.

В первой трети XIX в. завершается первая стадия борьбы дворянства и промышленной буржуазии, к-рая все более становится господином положения. Борьба против хлебных законов, чартизм и выступления рабочего класса, властно заявляющего о своих требованиях, отодвигают на второй план феодальную романтику и патриархально-мечтательную поэзию. Город с его практическими интересами, усиливающаяся буржуазия, начинающаяся социальная борьба между нею и рабочим классом становятся главным содержанием А. Л., а реализм — её преобладающей формой. Вместо средневекового замка — фабричный город, вместо далёкой старины — кипучая современная промышленная жизнь, вместо фантастических образов изобретательного воображения — точное, почти фотографическое, изображение действительности. Бульвер [1803–1873], ещё продолжающий традиции романтизма, аристократ по происхождению, наполняющий свои романы превращениями, чудесами и уголовщиной, оставляет нам однако ряд лит-х документов, имеющих социальное значение, изображает процесс обеднения и разложения дворянства (романы — «Пельгам», «Ночь и утро» и др.). Диккенс [1812–1870], наиболее прославленный писатель этой эпохи, развёртывает широкую картину жизни буржуазно-капиталистического общества в своих известных романах: «Тяжёлые времена», «Давид Копперфильд», «Домби и Сын», «Пикквикский клуб», «Николай Никкльби» и др., создаёт галлерею типов капиталиста. Мелкобуржуазная, гуманная, интеллигентская точка зрения Диккенса мешает ему стать на сторону революционной части рабочего класса. Он даёт потрясающие картины сухости, жадности, жестокости, невежества и эгоизма капиталистов, но он пишет для поучения эксплоататоров и не думает об организации сил эксплоатируемых. Его цель — трогать человеческие сердца зрелищем страдания, а не будить ненависть и звать к восстанию. Более озлоблен, более саркастичен и жесток в своей критике дворянско-буржуазного общества Теккерей [1811–1863], автор романов «Ярмарка тщеславия», «Пенденнис». Автор не видит выхода. Он исполнен пессимизма и раздражения. Он, как и Диккенс, не в состоянии понять освободительной роли начинающегося революционного рабочего движения. Колеблющаяся как всегда между крупным капиталом и рабочим движением мелкобуржуазная мысль искала соглашательских путей. Кингсли [1819–1875] в своих романах «Yeast» и «Alton Locke» рисует ужасы эксплоатации и нужды, но спасение видит в христианском социализме, в «духе божием», в раскаявшихся богачах, обратившихся к благотворительным делам. Дизраэли [1805–1881], впоследствии знаменитый лорд Биконсфильд, вождь ториев (романы «Сибилла» и др.), изобразив в ярких красках пороки буржуазно-аристократического общества и бедствия крестьян и рабочих, высказывается отрицательно против революции и видит спасителей в лице энергичных и деятельных аристократов, берущих на себя дело устроения народного благосостояния. Не только роман, но и лирическая поэзия вдохновляется социальными темами, и основной вопрос, выдвинутый эпохой, — вопрос об эксплоатации рабочего класса капиталом, — разрешается в духе расплывчатой гуманности и нравственного усовершенствования. Поэты, как Томас Гуд [1798–1845] или Эбинезер Эллиот (см.) [1781–1849], в своих стихотворениях изображают отдельные моменты тяжёлого существования рабочих и городской нищеты, создают песни против хлебных законов, дают образы работниц, доведённых нищетой до проституции и самоубийства. Но и их положительные идеалы сводятся к благотворительности, к какой-нибудь лэди, постигшей свой долг благодаря назидательному сновидению и посвятившей свою жизнь облегчению участи бедняков.

По мере приближения к концу XIX в. в европейской, в частности в английской лит-ре, реалистическое и социальное направление начинает уступать место возрождающимся идеям индивидуализма и эстетизма. Вместо воинствующих капиталистов, пролагающих себе путь борьбой и энергией, создающих предприятия, вместо Домби и Градгриндов, тон лит-ре начинают задавать те представители буржуазии, к-рые получили свои капиталы по наследству, не прошли суровой школы жизни, к-рые могут наслаждаться наследием отцов, стали любителями и ценителями искусств, покупателями дорогих картин и изящных томиков поэзии. Расцветает лит-ра утончённых переживаний, мимолётных впечатлений. Индивидуализм, чистое искусство, эротика, культ настроений — отличительные черты лит-ры конца века. Правда, основная тема эпохи — организация общества, уничтожение эксплоатации, положение рабочего класса — занимает большое место в лит-ре, но и социализм конца века — есть социализм эстетический. Джон Рёскин [1819–1900] исходит из идеала красивой жизни, зовёт общество к старым патриархальным ремесленным формам производства и восстаёт против индустриализма и капитализма. Он вдохновляет школу художников, известных под именем прерафаэлитов, среди к-рых мы видим Россетти [1828–1882] и Вильяма Морриса [1834–1896], автора романов — «Сон Джона Боля» и «Известия ниоткуда», защитника социализма и в то же время страстного эстета, вместе с Россети искавшего идеалов красоты в прошлых веках, мечтавшего вызвать социальную революцию путём эстетического воспитания рабочих. Рядом с прерафаэлитами — Теннисон [1809–1892], поэт чистого искусства, свободного от мотивов социальной борьбы, Роберт Броунинг [1812–1889] и его жена Елизавета Баррет-Броунинг [1806–1861], Свинберн [1835–1909], в поэзии к-рого неясно переплетаются идеалы вечной красоты и защита эксплоатируемых. Наибольшей популярностью из поэтов этого направления пользовался Оскар Уайльд [1856–1900], «король эстетов», в своих «Замыслах» и в романе «Портрет Дориана Грея» создавший «религию красоты» и культ освобождающего вымысла, провозгласивший единственной реальностью творения искусства, утверждавший, что искусство создаёт жизнь, а не наоборот.

Продолжающийся рост индустрии вводит новые темы в лит-ру — урбанизм, машинизм. Лит-ра становится динамичной, развивается сатира против капиталистического уклада жизни. Бернард Шоу [1856–] — самый блестящий и парадоксальный из писателей сатириков, виртуоз софизмов, остроумный автор мистификации, умеренный социалист, собирающийся впрочем улучшить положение рабочих при помощи буржуазии. Герберт Уэльс [1868–] — автор фантастических романов, проникнутых пафосом техники, рисующих чудеса индустрии, волшебно преобразующей жизнь, соединяющей планеты, позволяющей человеку переселяться и в прошлое и в будущее. Этот процесс одновременного нарастания социалистических тенденций и консервативно-индивидуалистических и эстетических устремлений сопровождается рядом разнообразных лит-х явлений. Империализм и шовинизм, имеющий своего представителя в лице Чемберлена, бурская война, культ Китченера, — всё это находит своё лит-е отражение в творчестве Редиарда Киплинга [1865–], самого талантливого из писателей-националистов, автора колониальных рассказов и поэм, где возвеличивается колониальная политика Англии, где угнетение отсталых народов прославляется как осуществление великой цивилизаторской миссии.

Другое явление — реакция против машинизма, вызывающая возрождение в лит-ре религиозных течений, порывов в потусторонний мир, теософии, спиритизма, оккультизма и т. д. Уже Самюэль Бётлер [1835–1902] и Джордж Мередит [1828–1909], столь несходные между собою в других отношениях, делают однако общее дело, пролагая путь спиритуализму, пытаются построить новую религию на основах современности, пользуясь для этого опытом и исследованием. Черты романтической символики мы находим в творчестве Йетса [1865–], представителя так наз. «кельтского возрождения», и у другого его представителя, тоже ирландца, более склонного к реализму и натурализму, — Синга [1871–1909]. Другой формой протеста против машинизма было ницшеанство, культ силы и гипертрофированный эстетизм, все те модернистские идеи, влияние которых нетрудно уловить не только у Оскара Уайльда, но и в творчестве Стевенсона [1850–1894], утончённого автора образцовых авантюрных романов, а также Джорджа Мура [1852–], говорившего почти языком Заратустры (в «Исповеди молодого человека») о своём презрении к состраданию и к христианской морали, о красоте жестокости, силы и красоте преступления.

Эта же враждебность к индустриальному веку породила струю пессимизма в А. Л. среди тех писателей, к-рые не могли примирить машинизм с душевным равновесием. Джемс Томсон [1834–1882] — один из замечательных поэтов, через всю поэзию к-рого проходит в качестве лейтмотива основная тема — мука жизни, мрачное величие отчаяния. Самый популярный и может быть самый глубокий из пессимистов — Томас Гарди [1848–1928], создатель грандиозной драматической эпопеи «Династы» и ряда романов, по преимуществу из жизни деревни и провинции. Над судьбой человека, по его учению, тяготеет тёмный и злой рок, непостижимый случай, жестокая неизбежность. Враг предрассудков и современного брака, ложащегося гнётом на женщину, враг цивилизации в духе Руссо или Толстого, Гарди не находит выхода из терзающих его мыслей. Тем же пессимизмом проникнут Джордж Роберт Гиссинг [1857–1903] — бытописатель лондонских низов и голодающей лит-й богемы, ученик Диккенса, но лишённый его юмора и его филантропической веры, ничего не ждавший одинаково «ни от филантропии богатых, ни от восстания бедных». Пессимистичен и основной тон творчества Джозефа Конрада [1856–1913]. Конрад принадлежит к числу наиболее сильных и сложных писателей современности, поражает богатством и разнообразием языка. Он стремится проникнуть в глубину человеческой природы и использовать все средства для того, чтобы передать впечатление реального нашему сознанию: «красочность живописи, пластичность скульптуры и магическое действие музыки». Он рисует все виды человеческих страданий, он не идеализирует человека, потому что убеждён, что неискоренимый эгоизм делает человека волком другому человеку. Больше быта и здорового реализма у Арнольда Беннетта [1867–], изобразителя нравов низших слоёв провинциальной буржуазии, и больше верного социального инстинкта у Гелсуорси [1867–], к-рый видит источник социальных конфликтов в существовании частной собственности. Честертон [1874–] — враг дряблости, проповедник активизма, но активизма средневековых корпораций, ревностный католик, убеждённый, что развитие индустрии — источник социального рабства. Джемс Барри [1860–] — бытописатель шотландских крестьян, Конан Дойль [1860–] — прославленный автор исторических и полицейских романов, Роберт Хиченс [1864–] — сатирик и романтик, Израель Зангвилл [1864–] — автор «Детей Гетто», бытописатель еврейской бедноты, и ряд других, менее значительных, завершают лит-ую деятельность старшей группы современных писателей.

Пути нового поколения ещё не обрисовались отчётливо. В большинстве случаев это реалисты, к-рые однако не прочь затронуть и оккультные силы души. После стремления к ясности, ведущего своё происхождение от французских традиций, А. Л. пережила период сильного русского влияния, гл. обр. Достоевского. Этому влиянию соответствует аморфность в лит-ре, реакция против французской пластичности. Уолпол [1884–], один из наиболее модных романистов, сам легко следует за модой; Оливер Онионс приобрёл известность трилогией, в к-рой описывает богему, натурщиц, машинисток, бедных художников и т. д.; Джилберт Каннан [1884–], Комптон Макензи [1883–], Лауренс [1887–] и ряд других молодых писателей, привлекающих в настоящее время внимание английского читателя, затрагивают самые разнообразные темы, изображают различные классы общества, критикуют социальные ценности, но их собственное мировоззрение чаще всего сводится к туманному гуманитаризму. Они сильнее в критике, чем в своих положительных идеях, и пока никому из них не удалось превзойти великих «стариков», как Шоу, Уэльс или Гарди.

Влияние английской литературы на русскую

Влияние английской литературы на русскую выступает с большой силой уже в XVIII столетии и достигает своего апогея в эпоху романтизма, когда Байрон, Вальтер Скотт и другие английские писатели того времени вызвали своими сочинениями литературное движение во всей Европе, направленное против французского лжеклассицизма. Идеи английской литературы прошлого столетия отразилась в России главным образом в двух направлениях, или, лучше сказать, в двух отраслях литературной деятельности: в журналистике и в театре. Уже в начале этого столетия, именно между 1709 и 1714 гг., издавались в Англии Сталем и Аддисоном сатирические еженедельные журналы «Болтун», «Зритель» и «Опекун». В них впервые началась борьба с ложноклассическим направлением в литературе и проповедовался решительный поворот в сторону чисто народных, местных элементов в области сюжета и формы. Журналы эти отчасти непосредственно, но главным образом через немецкую литературу, где в то же время сильно отразилось английское движение, повлияли на русскую — в том отношении, что и в России стали издаваться подобные сатирические журналы между 1769 и 1774 гг. К этим журналам принадлежат следующие: «Всякая всячина» (17691770), «И то и се» (1769), «Ни то ни се» (1769), «Подёнщина» (1769), «Смесь» (1769), «Tpутень» (17691770), «Адская почта» (1769), «Полезное с приятным» (1769), «Парнасский щепетильник» (1770), «Пустомеля» (1770), «Трудолюбивый муравей» (1778), «Старина и новизна» (17721773), «Вечера» (1772), «Живописец» (1772), «Мешанина» (1773), «Кошелёк» (1774). Программа этих журналов была близка программе английской, так как они вообще вооружались против старых суеверий и предубеждений, причём некоторые статьи прямо даже переводились из аддисоновских и сталевских журналов. Журналы эти, подобно их английским образцам, издавались не для высшего по рождению и образованию класса, а для среднего городского общества, и представляли изображения домашней ежедневной жизни, не бывшей предметом занятых высокими сюжетами произведений псевдоклассиков. Поэтому-то высшие слои общества и классические литераторы пренебрегали сперва этими сочинениями, придавая им значение народной книги, чтения для «подлых людей» (См. «Журнал »).

Гораздо сильнее развился другой род русской литературы, появившийся у нас под влиянием английских авторов, а именно т. н. мещанская драма, явившаяся в Англии и Франции продуктом социально-политического переворота, выдвинувшего вперёд третье сословие. В России в XVIII веке дворянство не подвергалось опасности лишиться некоторых своих прав в пользу городского населения; тем не менее, мещанская драма имела громадный успех в Москве и в скором времени достигла широкого развития. Причину этого, по всей вероятности, надо искать в том, что эти драмы, подобно английским образцам, выводили на сцену людей, более близких русскому обществу, чем герои лжеклассической трагедии и интернациональные типы французской комедии. Время появления мещанских драм в нашей литературе совпадает также со временем периодических изданий 17691774 г. Уже до этого времени переводились английские и французские и на английский образец написанные пьесы; так, были переведены: Лилло — первая по времени мещанская трагедия «Георг Барнвель, или Лондонский купец» (1764); актёром Дмитревским — французская переделка пьесы Мура «Игрок» и «Беверлей» и т. п. французские и немецкие драмы, напр. Детуша, Мариво, Лессинга и т. д. За переводами явились оригинальные подражательные комедии: Нарышкина, «Истинное дружество», Веревкина, «Так и должно» (1773), Хераскова, «Друг несчастных» (1774) и «Гонимые» (1775) и многие другие. В это время также начали переводить и Шекспира, которого называли Шакеспеаром, Шекеспиром и Чекспером. «Ричард III» переведён в Нижнем Новгороде 1783 г., напечатан 1787; «Юлий Цезарь» переведён Карамзиным в Москве 1786 г., напечатан 1787. Сумароков подражал в некоторых местах Шекспиру, которого знал по псевдоклассическим переделкам.

В частности, некоторые из русских писателей XVIII в. отражают в своих сочинениях влияние английской литературы: так, Петров обнаруживал на себе довольно сильное влияние Аддисона и Локка; Костров подражал Оссиану, равным образом как и немного позже И. Дмитриев, который в оде «Ермак» представил бой между Ермаком и Мехмет-Кулом совсем по образцу Оссиана, описывавшего единоборство Сварана с Фингалом. Непосредственное влияние английской литературы видно также на Михаиле Муравьёве (17671807), учителе императора Александра I и великого князя Константина Павловича. Для своих уроков, содержание которых изложено в «Опытах истории, письмён и нравоучений» (1796), он принял в руководство труды шотландских учёных: Адама Смита, Гетчесона, Фергюсона, Рида, Лорда и Кемса. Но самое громадное влияние английская литература на русскую имела в эпоху романтизма, о чём см. Романтизм, Байрон, Вальтер Скотт, Пушкин, Лермонтов и др.

См. также

Ссылки


Статья основана на материалах Литературной энциклопедии 1929—1939.

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home