Технология изготовления японских клинков

История и технология изготовления японских клинков.

Говоря о мечах самураев, нужно учитывать особенности оружейного дела в Японии. Каждый меч знатоки могут по некоторым признака отнести к эпохе Кото (до конца 16 века), к Синто (до 17 века), к Синсинто (1781—1876 года) и, наконец, к Гэндайто — современным мечам. Сложилось убеждение, что старые мечи (Кото) были намного лучше, чем новые (Синто), и что секреты великих мастеров прошлого забыты.

Для определения эпохи изготовления конкретного меча немаловажное значение имеет т. н. «дзитецу» — цвет и текстура стали. У мечей Кото цвет металла темно-серый, а у Синто и Синсинто — светлый и яркий. У лучших клинков Кото периода Камакура полированная поверхность похожа на темный бархат.

Если оставить в стороне эстетические достоинства мечей разных эпох, то спор о том, клинки какого времени были лучше, можно попытаться разрешить путем сравнительного анализа испытаний. Такие испытания были недавно проведены, и оказалось, что при рубке связок жесткого бамбука лезвия мечей Кото сминались, Синто крошились, а Синсинто и Гэндайто не повреждались. О причинах такого различия японские специалисты говорят, что в эти периоды при выплавке металла использовалось разное сырье.

Мечи в древности производились в основном мастерами пяти провинций, в каждой из которых использовался свой набор технологических приемов. Например, только по одному соотношению в металле клинка железа и стали знаток сразу определит, где он был произведен — в провинции Бидзен или Сагами. Впрочем, с течением времени происходил естественный процесс влияния одной традиции на другую.

В конечном счете, всеяпонским центром производства оружия стала провинция Бидзен и особенно ее столица Осафунэ. Когда во время очередной междоусобной войны в конце 16 века город Осафунэ был сожжен, то вместе с ним погибли и несколько тысяч оружейников, каждый из которых мог производить по 2 — 3 меча в месяц.

К концу 18 века началось возрождение интереса к клинкам Кото периода Камакура и к технике «пяти традиций». Считают, что сохранилось от одного до трех миллионов классных мечей всех времен и множество офицерских мечей заводского производства. Сегодня владелец самурайского меча может получить своего рода паспорт, в котором будут указаны время изготовления меча, стиль и название школы, к которой принадлежал изготовивший его мастер. Нередко указывается и имя мастера.

Паспорт выдает японское общество сохранения искусства мечей (Nihon Bijutsu Token Hozon Kyokai). Это общество выделяет четыре класса мечей: особо ценные, ценные, особо сохраняемые и, наконец, просто сохраняемые мечи. Японское государство выделяет два разряда — национальное сокровище и важное достояние культуры. Особо ценных мечей сейчас на учете 117 штук, еще около трех тысяч — ценных. Говорят, что ни один меч, находящийся вне пределов Японии, каким бы он ни был хорошим, официально не признан национальным сокровищем или особо ценным мечем.

Главное своеобразие самурайских мечей, не считая отделки рукояти и ножен, заключается в металле их клинков и в способах его получения. С древнейших времен японские кузнецы использовали при производстве металла для мечей местные железистые пески «сатецу». После обогащения промывкой в воде, отделяющей пустую породу, сырье обычным порядком пережигалось в сыродутной печи, образуя железную крицу. Затем крицу разрубали на отдельные мелкие куски и снова пережигали в печи. Железные куски науглероживались с поверхности, образуя железно-стальной композит — сырцовую сталь с высоким содержанием углерода.

Эту крицу сырцовой стали, называемую «оросиганэ», расковывали в пластину, закаливали в воде и раскалывали на куски, после чего производили сортировку кусков по качеству, определяя его по виду излома металла. Сырцовая сталь из-за слишком грубой неоднородности и загрязненности шлаками не подходила для производства столь ответственной продукции, как оружие, поэтому требовалась ее предварительная переработка в более или менее однородную сталь путем многократных поковок и сварок.

Производили переработку железистых песков и другим методом, получившим название «татара-процесс». Этот метод пришел в Японию из Манчжурии в незапамятные времена, чуть ли не в 7 веке, и в период Муромати (1392—1572 гг.) получил особое распространение. Последнюю «татара-печь» погасили лишь в 1925 году. Впрочем, через несколько лет одна такая печь снова заработала, чтобы обеспечить сырьем кузнецов-оружейников.

Плавка длилась несколько дней и требовала единовременного использования громадного количества сырья. Одного лишь древесного угля требовалось несколько десятков тонн! Зато в результате использования «татара-процесса» за одну плавку получили 5 тонн металла нескольких сортов, сплавленных в одну массу, называемую «кера». Примерно половину массы «керы» составляла высокоуглеродистая сталь с содержанием углерода до 1,5 %. Другой сорт под названием «дзуку» был чугуном обычного состава.

Тяжелый слиток был расколот и кузнецы сортировали обломки по своему усмотрению. Когда тем или иным способом мастер-оружейник получал исходный сырцовый металл, наступал черед изготовления заготовки полосы меча. Конкретный способ этого изготовления зависел от традиций школы, к которой принадлежал кузнец. Кроме того, при содержании в стали углерода выше 0,8 % она после закалки не получается тверже, но становится значительно более хрупкой. Значит, для получения стойкого лезвия требуется удалить из сырцовой стали излишний углерод. Достигалось это выжиганием углерода непосредственно из заготовки клинка при неоднократных сварках и проковках.

Практически это происходило следующим образом: кузнец расковывал кусок сырцовой стали с высоким средним содержанием углерода в пластину, которую закаливал в воде и раскалывал на куски. Эти куски сортировались по виду излома и укладывались на заранее откованную из железа лопатку с длинной ручкой. Лопатка могла делаться и из крупной, аккуратно обколотой пластины сырцовой стали. Полученный таким образом исходный пакет обмазывали глиной для фиксации осколков и проковывали при сварочной температуре.

Задача первой сварки заключалась главным образом в уплотнении рыхлого пакета и наварке отдельных частиц на лопатку. Полученный брикет надрубали поперек и складывали вдвое, затем проваривали в монолит, опять надрубали — теперь уже вдоль — и снова складывали вдвое. Такие операции удвоения могли происходить до 15 раз — в зависимости от состава исходного пакета и пристрастий мастера, поскольку при каждой сварке выгорало некоторое количество углерода, что, в общем-то, и требовалось.

Современными исследованиями было установлено, что при первой сварке рыхлого пакета с большой суммарной поверхностью частиц выгорает примерно 0,3 % углерода. При каждом из последующих удвоений снижение содержания углерода составляет уже только 0,03 %. Металл считался готовым, когда содержание углерода снижали до уровня около 0,8 %. Впрочем некоторые мастера стремились изготовить менее твердый, но вязкий металл, а другие, напротив, предпочитали высокоуглеродистые лезвия со свойствами стеклянного осколка.

После многочисленных сварок с удвоением условное количество слоев в металле могло достигать нескольких миллионов. Условное потому, что в результате диффузии металла их оставалось только несколько десятков тысяч. Автору говорили, что специалисты Музея оружия в Золингене (Германия) обещали солидную премию тому, кто предъявит клинок, в котором реально более 50 000 слоев.

Дальнейшие действия кузнеца определялись тем, какого стиля он придерживался и к какой школе принадлежал. Сейчас известны имена 32000 японских оружейников, принадлежавших к одной из 1800 школ. Естественно, что каждая школа, вслед за ее основателем, придерживалась своего взгляда на искусство изготовления меча из имеющегося под рукой сырья, не говоря о том, что мастера имели свои личные секреты и излюбленные технологические приемы. Общее правило для всех и на все времена — длинный меч должен иметь твердое лезвие, а все остальные части клинка должны быть менее твердыми, но весьма вязкими.

Многочисленные схемы строения японских клинков можно свести к нескольким основным вариантам с собственными названиями. В журнальной статье нет смысла «растекаться мыслью по древу», поэтому объединим их в три основных группы. К первой принадлежат трехслойные клинки, твердое и хрупкое лезвие которых обварено с обеих сторон мягкими железными обкладками. Иногда эти обкладки делают клиновидного сечения, и после сварки на обухе меча получается много железа и мало стали, а в области лезвия — наоборот. Эта базовая схема носит название «сан-май».

Логичным развитием этой схемы, повышающей стойкость клинка при сильных ударах, является технологический прием, при котором стальное лезвие обертывается с трех сторон вязкой «рубашкой». Этот прием называется очень поэтично — «вковывание в обратную сторону панциря черепахи». Зачастую для упрощения сварки на обух просто наваривали железный пруток, а затем полученную основу обваривали плоскими обкладками.

Принципиально противоположная схема развилась в провинции Бидзен, где придающую клинку стойкость железную основу обертывали высокопрочной стальной «рубашкой», из замкнутой части которой и отковывалось лезвие. Такое строение называется «кобу-си» или, иначе, «пол-кулака», то есть «горсть». Схема хорошая и даже отличная, но требующая сложных методов закалки для обеспечения эластичности клинка. Такие же методы закалки применялись и при изготовлении цельностального клинка, что было нередким в военное время. Говорят, армейские офицерские «катаны» ковались даже из рельсов.

На хорошо отполированном клинке самурайского меча бросается в глаза проходящая вдоль него линия «хамон», нередко и не совсем правильно называемая «линией закалки». При внимательном рассмотрении оказывается, что структура и цвет металла по обе стороны этой линии разные — твердое лезвие дымчатое, а более мягкая часть клинка, называемая «дзиганэ», зеркально блестящая. На высококлассных мечах «дзиганэ» имеет характерный узор, схожий с узором дамасской стали. Этот узор японцы называют «хада», что в переводе значит «кожа, поверхность».

Основных разновидностей «хады» четыре — «масамэ-хада», «итамэ-хада», «ая-суги-хада» и «мокумэ-хада». Полосатый узор «масамэ» образуется практически параллельными и непрерывными по всей длине клинка линиями. Эта непрерывность и параллельность линий, крайне редкая в европейском оружии, достигалась в результате расковки заготовок обкладок в положении «на ребро», то есть удары наносились в торец слоям. Своеобразная структура практически не искажалась при последующей ковке и шлифовке, поэтому выделяющий плавный изгиб клинка узор получался весьма четким. Этот строгий узор следует отличать от обычных полосатых разновидностей малослойного «дикого Дамаска», которые часто имеют некоторую мелкую извилистость границ слоев.

Фибровидный узор «итамэ» соответствует узору «дикого» европейского Дамаска. Так же как и в Европе, на клинках японского «дикого Дамаска» встречаются и участки с относительно прямыми линиями, которые нетрудно отличить от чистого «масамэ». Высоко ценится узор «ко-итамэ». Приставка «ко» в названии этой разновидности узора значит «мелкая, короткая». Таким образом, узор «ко-итамэ» свидетельствует о большом количестве слоев, аккуратно «перемешанных» в процессе ковки.

Регулярная крупная волнистость узора «ая-суги» достигается обычной нарезкой напильником или набивкой штампом с двух краев каждой стороны слоистой заготовки встречных углублений, смещеных на полшага. Особенностью этого типа узора является крупная, плавная волнистость, проходящая по оси клинка. Возможен, впрочем, и прием скручивания заготовки участками, когда каждый следующий участок поворачивается строго на 90 градусов в другую сторону относительно предыдущего. В европейском клинковом оружии этот прием изредка применяли для получения узора «женские локоны» или «скрученные волосы». За схожесть «мокумэ-хады» с узором высококлассного булата такую сталь иногда называют японским булатом. Однако металл с узором типа «мокумэ» не является литым булатом, а представляет собой типичный сварочный железо-стальной композит, причем, вероятно, волокнистую его разновидность.

«Мокумэ-ганэ» в примерном переводе означает «металлическая древесина». Имеется в виду древесина со спутанной и свилеватой структурой — как у карельской березы. На некоторых клинках можно увидеть россыпь отдельных блестящих точек, называемых «ни». Считается, что они представляют собой отдельные крупные кристаллы закаленной стали, проявившиеся в мягкой основе. Думаю, что точки «ни» могут представлять из себя крупные карбиды высокой твердости. Если скопления «ни» тяготеют к линии «хамон», то она приобретает несколько размытый характер. Как говорят поэтично настроенные японцы, линия «хамон» хорошего меча напоминает покрытое сугробами снежное поле, и скопления «ни» иногда выглядят, как спокойно падающий хлопьями снег, а иногда — как снег взлетающий, несо-мый завихрениями вьюги. Твердое лезвие отделено от мягкой основы клинка переходной зоной «хабути», в которой, кроме точек «ни», после полировки проявляется молочно-белая линия «ниои». Еще во времена Кото в зоне «хабути» появились «аси» — узкие полоски «ниои», как бы отростки полутвердой стали, вырастающие в сторону закаленного лезвия. «Аси» предотвращали выкрашивание больших кусков лезвия при сильных ударах. Эти полоски могут придавать линии «хамон» вид рваного края, который особо восторженно настроенные любители называют «пламенеющим». Сами японцы этот весьма популярный сегодня вид называют «тёдзи хамон».

Линия «хамон» может образоваться из-за составного строения клинка, поскольку при его обточке и шлифовке твердая сердцевина, образующая лезвие, выступает из обкладок. Вид линии, разделяющей вязкий металл обкладок и твердую сталь лезвия, может быть весьма разнообразным и разнообразием этим можно управлять (в весьма ограниченных пределах) путем всяческих надпилов и надрубов заготовки клинка.

Другой принцип образования линии «хамон» дал повод называть ее «линией закалки». Если при трехслойной и ей подобным схемам закалка ничем в принципе не отличалась от обычных способов, то закалка клинков, изготовленных по схеме «кобуси», была довольно оригинальной, и образование видимой линии «хамон» происходило особым образом. Японские кузнецы, строго придерживаясь незыблемого принципа «твердое лезвие — мягкий обух», применяли технологию, которую в раннем средневековье иногда использовали и в Европе.

Клинок обмазывался глиной таким образом, что лезвие оставалось открытым. Затем, после высыхания обмазки, клинок осторожно нагревали и закаливали в воде. Теплопроводность глины невысокая, поэтому закрытые части клинка охлаждались медленно с образованием мягких закалочных структур, а открытое лезвие закаливалось «насухо». У японских оружейников доступная огню закаленная часть клинка так и называется — «яки-ба», что переводится как «обожженное лезвие».

Позже некоторые японские оружейники стали применять несколько видоизмененную технологию обмазки глиной. Например, при придании сложной формы «линии закалки» тонкие наплывы глины на лезвие часто отваливались. Поэтому стали покрывать глиной весь клинок, начиная с лезвия, а необходимого различия в скоростях охлаждения достигали изменением толщины наносимой обмазки.

На смену великим мастерам эпохи Кото, ценившим строгую красоту разумной достаточности, пришли оружейники, большое внимание уделяющие внешней красивости клинка. Если Масамунэ (да и Мурамаса тоже) ограничивались созданием волнистой линии «хамон», то позже возникли весьма причудливые ее разновидности типа «хризантемы в воде» или «цветущей гвоздики».

Повышенное внимание стали уделять разнообразным блестящим точечкам и пятнышкам на поверхности клинков, а для их выявления довели полировку до невероятного совершенства. Шлифовку производят иногда на 12-15 камнях разной зернистости, и длится она около двух недель. Само собой разумеется, что такой дорогой отделке, стоящей несколько тысяч долларов, подвергаются лишь высококлассные мечи, на которых умелым проявлением структуры полировщики раскрывают строение клинка, и возникает эффект полупрозрачности металла.

Боевые достоинства самурайских мечей описаны неоднократно, причем в самых восторженных тонах. Например, из издания в издание кочует легенда о том, что нельзя подставлять под удар армейской «катаны» винтовку или автомат, поскольку они легко перерубаются, причем вместе с их владельцем. В годы Второй мировой войны был снят пропагандистский фильм, в котором мастер фехтования классной «катаной» перерубил ствол пулемета. Однако очевидно, что простой вояка фабричным клинком этого сделать не сможет. Всегда следует отличать ширпотреб от творений больших мастеров. Архангельский Л. Б. //Магнум, 1998

 

Видео:

Садзи Такеси: мастер традиционных японских ножей
Мастер Саджи Такеси (Saji Takeshi) родился в городе Такэфу (провинция Факуи), более 700 лет известном на всю Японию великолепными коваными ножами. Все издели...
Кику Мацуда: легенда авторских японских ножей
Компания KASUMI рада представить Вам одного из наиболее значимых и популярных мастеров японского ножа -- Кику Мацуда! В данном видео мастер расскажет о собст...
Закалка клинка: особенности закалки клинков ножей в муфельных печах
http://klinok.zlatoff.ru/ Технология и особенности закалки клинков ножей из стали 50Х14МФ (X55CrMoV15) в муфельных печах: 00:11 - Прогрев муфельной печи до 1...
Обзор японского походного туристического ножа IC CUT: IC-164 Кума
Скандинавия и Япония. Две противоположности. Два разных народа, две разных культуры. И в то же время столько неуловимо близких черт. Сегодня сочетание сканди...
Mастер-оружейник разгадал секрет кавказских клинков.
Японский меч Масамунэ, часть - 2
Масамунэ выдающийся японский оружейник и мастер японского меча. Он был, вероятно, самым известным изготовителем мечей. Масамунэ работал в провинции Сагами, в...
Военное дело - Мечи Ямато
Ковка ножа из напильника.Orc technology:)
Внимание!!!Видео длинное и нудное!!!Это не урок!!!!!!Ковка ножа из напильника и "незамысловатая термичка"-по просьбе зрителей.Работа заняла 6 часов.Потрачено...
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home