Московский драматический театр им. М. Н. Ермоловой

Московский драматический театр им. М. Н. Ермоловой

Художественный руководитель — Андреев, Владимир Алексеевич

Адрес: Москва, 125009, Тверская ул., д. 5/6

Справки по телефонам: 203-90-63 (касса); 203-60-82 (администрация); тел./факс: 203-76-28

История

Театр имени М. Н. Ермоловой располагается в старинном здании, в основе фасадной части которого — один из самых крупных особняков на Тверской улице, построенных в 1830-х годах. С некоторыми изменениями двухэтажный дом с мезонином в центре просуществовал до 1897 года, когда купец Постников перестроил его, превратив в торговый пассаж и расположив гостиницу в верхних этажах. Здесь с 1931 по 1938 года размещался ГосТИМ (театр имени Вс. Э. Мейерхольда). В стенах этого здания рождалась знаменитая постановка «Дамы с камелиями». На этой сцене играли молодые Игорь Ильинский, Эраст Гарин, Зинаида Райх, Мария Бабанова, Лев Свердлин, Максим Штраух? Здесь 7 и 8 января 1938 года прошли два последних спектакля ГосТИМа: «Дама с камелиями» и «Ревизор».

Если бы стены умели говорить, то, конечно же, поведали сегодняшним своим хозяевам и их гостям-зрителям немало интересных историй, открыли бы многие тайны, ответили на многочисленные вопросы. Они — свидетели творческих побед и сценических удач, горестей и радостей Театра имени М. Н. Ермоловой, история которого ведет свой отсчет с далекого 1925 года, когда выпускники студии при Малом театре под руководством Е. К. Лешковской, С. В. Айдарова и Н. Ф. Костромского организовали передвижной театр. Влюбленность молодых людей в творчество великой русской актрисы Марии Николаевны Ермоловой подсказала решение связать свои скромные сценические опыты с ее именем. На это было дано ее личное благословение.

Сегодня в центре одного из нижних фойе театра находится портрет кисти Серова: на нем в багетовой раме — Мария Ермолова. Ее имя — легенда. Ее творчество — страницы великой истории русского актерского мастерства. Она — символ величия Актера. И пусть за окнами проносятся бури и ветра перемен, Она, строгая и внимательная, сегодня, как и десятки лет назад, всматривается в лица тех, кто приходит на спектакли театра, носящего ее имя?

Родившийся в эпоху бурного развития театральных студий, Театр имени М. Н. Ермоловой прошел путь, обычный для молодых коллективов тех лет: вначале — школа, затем — передвижной театр и, наконец, стационар. Молодой театральный коллектив очень скоро завоевал признание зрителей и критики, работая на клубных площадках Москвы и Московской области, гастролируя по стране. О творческих поисках в первые годы существования Ермоловского театра свидетельствовал разнообразный репертуар, в котором можно найти все, от легкого водевиля и пустенькой мелодрамы до известных классических произведений и современных пьес историко-революционного содержания. С успехом шли музыкальная комедия «Фраскита» и мелодрама «Альбина Мегурская», «Коварство и любовь» Ф. Шиллера и «Леон Кутюрье» по «Рассказу о простой вещи» Б. Лавренева? Уже в первых работах интересно раскрывалось творческое дарование молодых ермоловцев: А. Дзыги, Э. Урусовой, М. Унковского, В. Лекарева, А. Рутковской, Н. Макшеева, Т. Смирновой, М. Борейши и других.

В это же время один из ведущих актеров Театра Революции, талантливый и своеобразный режиссер, ученик Ф. Ф. Комиссаржевского и Вс. Э. Мейерхольда Макс Абрамович Терешкович организовал театр-студию им. А. В. Луначарского. Ермоловцы «умели играть», но не имели платформы, а во главе луначарцев стоял настоящий художественный руководитель, знающий, какими путями вести театр. В 1933 году два коллектива объединились и получили постоянное помещение на Спартаковской улице. Макс Терешкович, встав во главе театра, говорил: «Мы кладем в основу нашей творческой практики методы системы Станиславского. Не режиссерские трюки и ухищрения, не головоломные ребусы художественного оформления, а живой актер определяет успех спектакля. Не отказываясь от новых приемов сценической интерпретации, мы главный упор делаем на работу актера». Уже первые спектакли — «Бедность не порок» и «Последняя жертва» А. Островского, «Бойцы» Б. Ромашова, «Чудесный сплав» В. Киршона — показали несомненный рост молодого коллектива. Один из первых шагов Терешковича в театре —приглашение Марии Осиповны Кнебель, ученицы К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко, актрисы МХАТа, на долгие годы связавшей свою судьбу с судьбой Ермоловского театра. Ее приход в начале 30-х — годы расцвета студии, творческого союза Кнебель и Терешковича. Творческое содружество М. А. Терешковича и М. О. Кнебель способствовало не только созданию ярких, содержательных спектаклей, но и выработке общих методологических принципов работы актера и режиссера над ролью.

По поводу их первой совместной постановки — спектакля «Искусство интриги» Э. Скриба — газета «Правда» писала: «Маленький театр» наглядно показал, как вырос хороший театральный вкус, как даже театр, не обладающий большим количеством ярких выдающихся дарований, может дать зрелище увлекательное, занимательное и подлинно культурное".

Большим успехом также пользовались «Дальняя дорога» А. Арбузова в постановке М. О. Кнебель и «Мачеха» по О. де Бальзаку (постановщики М. О. Кнебель и М. А. Терешкович). Оценивая эти спектакли, критика тех лет отмечала, что, несмотря на свою молодость, Театр имени Ермоловой может быть причислен к значительным явлениям советской культуры. Его работы свидетельствовали о больших творческих возможностях коллектива.

Продолжая линию освоения русской и зарубежной классики, театр обратился к творчеству М. Горького. Постановка его пьесы «Последние», осуществленная М. О. Кнебель, стала примером глубокого, вдумчивого и яркого прочтения классических произведений. В это же время М. А. Терешкович приступил к постановке пьесы В. Билль-Белоцерковского «Шторм». Однако смерть не позволила ему закончить эту работу, и ее продолжил A. M. Азарин, назначенный главным режиссером театра в марте 1937 года. Год, принесший стране и ее людям много горя, стал определяющим для становления молодого театра.

Летом 37-го по воле властей — официально, но в первую очередь благодаря усилиям М. О. Кнебель, ермоловская труппа объединилась с коллективом Студии под руководством народного артиста СССР Н. П. Хмелева.

В жизни порой все происходит театральнее, чем на сцене. Азарина хоронили в день открытия нового — после слияния — Театра имени Ермоловой в новом помещении на Пушкинской улице, и спектакль, поставленный М. О. Кнебель, назывался «Последние». Художественным руководителем театра был назначен Хмелев.

В первые дни после объединения, обращаясь к творческому коллективу, Н. П. Хмелев говорил: «Я хочу искусства такой искренности, какая бывает у человека, когда он остается в комнате наедине с самим собой или с самым близким другом. Я хочу спектакля, в котором ничто не заслоняло бы актера, где с предельной глубиной и правдой раскрывался бы внутренний мир человека-артиста?»

Хмелев, продолжая и развивая начатое его предшественниками, своей задачей так же ставил создание ТЕАТРА АКТЕРА, поскольку считал, что «в драматическом искусстве центральной фигурой является актер. Все должно быть подчинено актеру — режиссер, художник, так как только актер доносит до зрителя правду жизни, сложившиеся переживания человека?». Возможно, что его актерские работы во МХАТе сами по себе были великолепным источником постижения мастерства.

Надо отметить, что Хмелев, искренне увлеченный театральными поисками К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко, приносил в театр идеи уже разработанные или только появляющиеся — те идеи, которые оформились в принципы знаменитой «системы». Все это помогало поиску новых форм в работе, будоражило воображение и не давало повернуться к штампу, наигрышу. Именно в этом направлении шли творческие поиски при завершении работы над «Штормом». Эти же принципы определили характер первых постановок, осуществленных под руководством Н. П. Хмелева. Спектакли «Дети солнца» М. Горького, «Бедная невеста» А. Островского, «Как вам это понравится» В. Шекспира, являясь программными по своему существу, в то же время свидетельствовали о том, что коллектив располагает незаурядными актерскими индивидуальностями.

Война заставила ермоловцев покинуть Москву. Театр выехал в Махачкалу, затем был эвакуирован в Черемхово и позднее переведен в Орехово-Зуево. Но даже в эти суровые дни напряженная творческая работа не прекращалась. Оказавшись вдали от Н. П. Хмелева (осенью 1941 года он был назначен художественным руководителем МХАТа), коллектив сосредоточил свое внимание на воплощении героико-патриотической темы, которая нашла яркое выражение в спектаклях «Русские люди» и «Парень из нашего города» К. Симонова, «Надежда Дурова» К. Липскерова и А. Кочеткова и других. После возвращения в Москвы в 1944 году театр обращается к пьесе Л. Левина и И. Меттера «Наш корреспондент», рассказывающей о мужестве защитников Ленинграда.

Еще в 1939 году Н. П. Хмелев пригласил в театр А. М. Лобанова для постановки пьесы Дж. Пристли «Время и семья Конвей». «Возвышенность мыслей и чувств! И четкость их проявления, то есть слияние поэтического и конкретно-бытового» — вот что было основным принципом в искусстве как для Н. П. Хмелева, так и для А. М. Лобанова. Однако сразу же выяснилось, что метод работы этого режиссера принципиально отличался от того, к которому привыкли ученики Хмелева. Лобанов заставлял артистов все внутренние проблемы решать самим, и, приходя на репетиции, они приносили и выставляли на его суд все, что нарабатывали. «Едва придя в театр, Лобанов с настойчивостью, вообще не свойственной ему ни в чем, кроме непосредственной режиссерской работы, начал истреблять то, что он считал рудиментами нашего студийного прошлого, взяв курс на профессионализацию коллектива. Он резко сократил сроки работы над спектаклем, он перестал нас учить и опекать на каждом шагу» — вспоминал Всеволод Якут. При всех различиях в методе работы Лобанов, как и Хмелев, уводил актеров от «правды вообще», искал конкретную правду данного автора и данного характера.

После смерти Н. П. Хмелева (1945) в 1946 году Андрей Михайлович становится главным режиссером Театра имени М. Н. Ермоловой. Поставленные им спектакли стали настоящим прорывом в советском театре второй половины 40-х годов и первой половины 50-х, о них заговорила театральная Москва. Лобановская эпоха стала расцветом Театра имени М. Н. Ермоловой. В спектаклях А. М. Лобанова бился живой пульс времени, в них всегда присутствовало предельно острое чувство современности, присущее их создателю, истинному гражданину свое страны, своей эпохи. Эта нерасторжимая связь с современностью проявлялась не только в сценическом прочтении пьес, отражающих сегодняшний день, — «Старые друзья» Л. Малюгина, «Далеко от Сталинграда» А. Сурова, «Люди с чистой совестью» П. Вершигоры, «Спутники» В. Пановой, «Счастье» П. Павленко — но и в постановках произведений классической драматургии: «Бешеные деньги» А. Островского, «Укрощение укротителя» Б. Флетчера? Она проявлялась в истолковании их философского и социального смысла, в создании живой атмосферы времени, в свежем новаторском решении образов. Николай Павлович Хмелев заложил основы в творческую работу актеров, Андрей Михайлович Лобанов развил их, укрепив блеском своего режиссерского таланта, который выразился в спектаклях, в игре замечательных актеров ермоловской труппы, чьи имена составили славу театра: Вс. Якута, И. Соловьёва, Л. Галлиса, В. Лекарева, Ф. Корчагина, Л. Орданской, Э. Кирилловой, Е. Кононенко, О. Николаевой, Д. Фивейского… 40-50-е годы ХХ века определили особое место Ермоловского театра на культурной карте Москвы. Это был театр интеллигенции, у него был свой голос, негромкий, но внятный, было особое благородство тона, был даже свой репертуар, что в пору всеобщей унификации можно считать своеобразным подвигом. Роковой стала для А. М. Лобанова постановка драмы Леонида Зорина «Гости» в 1954 году. Спектакль был запрещен после первого же представления. Желание говорить спектаклями со сцены правду мало кому тогда нравилось. Драматург оказался в больнице, пережил шквал убийственной критики, обрушившейся со страниц центральной прессы. Режиссер же потерял театр, долго болел и через 5 лет ушел из жизни?

1957 по 1970 год Театр имени М. Н. Ермоловой возглавляли разные, по-своему интересные режиссеры. Высокая профессиональная культура, чуткость в восприятии нового были присущи Л. В. Барпаховскому, спектакли которого, как правило, жили долго. Это подтвердила и одна из лучших его работ на сцене ермоловцев — спектакль «Обоз второго разряда» Д. Давурина. Больше десяти лет с успехом шла трагикомедия Эдуардо де Филиппо «Суббота, воскресенье, понедельник», поставленная А. Б. Шатриным. Много сил вложил в становление театра В. Г. Комиссаржевский, пришедший в Ермоловский театр со Студией Н. П. Хмелева и создавший на его сцене ряд ярких спектаклей, отмеченных крупными актерскими удачами. В. Г. Комиссаржевский поставил спектакль «Пушкин» по пьесе А. Глобы. Живой и близкий образ великого русского поэта, созданный Вс. Якутом, привлек интерес самых широких кругов зрителей и обеспечил спектаклю долгую сценическую жизнь. Среди наиболее крупных работ В. Г. Комиссаржевского был и спектакль «Лейтенант Шмидт», о котором журнал «Театр» писал: «Удачен отбор исторических документов, убедительны принципы их сочетания со стихами Б. Пастернака. Точен выбор актера — исполнителя заглавной роли. Петр Петрович Шмидт, может быть, самая значительная и талантливая среди недавних ролей В. Андреева».

В 1970 году главным режиссером Театра имени М. Н. Ермоловой становится ученик А. М. Лобанова и А. А. Гончарова Владимир Алексеевич Андреев. В афише рядом с именами А. Островского, Ж. Ануя, Э. де Филиппо, К. Симонова, Ф. Дюрренматта появились имена молодых авторов — Д. Балеева, Э. Володарского, О. Кучкиной… И. И. Соловьев поставил спектакль «Грамматика любви» по произведениям И. Бунина, который вновь появится в репертуаре театра спустя десятилетия (новая редакция Германа Энтина 1991 года). Ермоловцам принадлежит честь открытия драматурга Александра Вампилова: именно на сцене Театра имени М. Н. Ермоловой впервые были сыграны спектакли по произведениям одного из самых интересных авторов второй половины XX века. Постановки его пьес «Старший сын» (1972), «Прошлым летом в Чулимске» (1974), «Стечение обстоятельств» (1977), «Утиная охота» (1979) определили целое десятилетие жизни театра, стремившегося разобраться вместе с автором и с пришедшими на спектакль зрителями в истоках человеческих мыслей и чувств, в том, что такое любовь и как она рождается, как человек перестает быть творцом или, наоборот, начинает ощущать себя хозяином своей судьбы. «Дом, где разбиваются сердца» Б. Шоу, «Батальоны просят огня» Ю. Бондарева, «Василиса Мелентьева» А. Островского, «Дядя Баня» А. Чехова… Все было в этих спектаклях: и пристальный интерес к исследованию глубин человеческой души, к миру личности, наполненность внутренним содержанием, точные характеристики и тщательная отделка рисунка роли, яркие актерские работы, воссоздание подлинной жизни, преломленной через призму театра. На сцене продолжали играть замечательные актеры старшего поколения, появились новые имена: А. Шейнин, Т. Щукина, Т. Шумова, А. Жарков, С. Любшин. ..

В 1985 году В. А. Андреев был приглашен в Малый театр, и художественным руководителем ермоловцев стал Валерий Фокин. Он привел в труппу О. Меньшикова, В. Проскурина, Т. Догилеву? Его первая постановка в театре, «Говори» А. Буравского (по произведениям В. Овечкина, 1985), открыто публицистический спектакль, стал общественным событием сезона. Новая драматургия, остро полемический характер, яркие режиссерские решения, блистательные актерские работы, спектакли «Спортивные сцены 1981 года» Э. Радзинского (1986), «Приглашение на казнь» по В. Набокову (1989) дали повод заговорить о театре как об уловившем ветер перемен, отражающем современность. Но, поддавшись всеобщему безумству перестройки, попав в вихрь общественных катаклизмов, Театр имени М. Н. Ермоловой не устоял и на рубеже 90-х годов ХХ века разделился на две части: Московский Международный театральный Центр имени Ермоловой и Театр имени Ермоловой.

В 1990 году В. А. Андреев вернулся, чтобы возглавить часть коллектива. Возникла острая необходимость обновления репертуара. Сначала стали возникать камерные спектакли на малой сцене — «Грамматика любви» И. Бунина, «Роковык яйца» М. Булгакова, «Кроткая» Ф. Достоевского, «Пропавший сюжет» Л. Зорина? Пьесы именно этого драматурга, с чьим именем столь тесно была связана судьба А. М. Лобанова, оказались необходимы театру на новом, переходном этапе жизни.

В 1990 году была закрыта для ремонта Большая сцена, на долгие три года лишив актеров и режиссеров возможности работать для большой аудитории. В 1993 году она открылась спектаклем по пьесе А. Островского «Бедность не порок».

В 1996 году постановка Владимира Андреева «Мария Стюарт» Ф. Шиллера ознаменовала символическое объединение двух трупп: на ермоловской сцене впервые за семь лет вместе играли артисты Театрального Центра и Театра Ермоловой С. Головина, Н. Потапова, А. Шейнин, В. Еремичев, В. Саракваша, В. Павлов, В. Молоков, Б. Дергун, Л. Борисов? Время учит понимать и прощать, и в 2000 году единая труппа, носящая гордое имя великой русской актрисы Марии Николаевны Ермоловой, вспоминая нелегкий, но прекрасный творческий путь, праздновала 75-летний юбилей своего театра. Сегодня в доме по адресу Тверская улица, дом 5, три сцены: Малый и Большой залы и сценическая площадка в Музее. В репертуаре — спектакли по произведениям русских и зарубежных классиков, современных авторов. В каждом из них есть замечательные актерские работы, в создаваемых образах отражается жизнь человеческого духа. Театр борется за человека, отрицая все, что унижает его достоинство, утверждая доброту, человеческую правду, правду жизни. «А правда, — говорил А. М. Лобанов, — это постоянный поиск ее». Сегодня рядом со старшим поколением ермоловцев работают молодые артисты. Преемственность поколений — это то, чем всегда был силен театр. Главным в творчестве ермоловцев остается самый обычный человек со всеми его слабостями и пороками, с его конфликтами, страданиями и счастьем. Остается то, о чем всегда рассказывал театр: добро и зло, любовь и ненависть, власть и судьба.

На втором этаже Театра имени М. Н. Ермоловой находится музей афиши, костюмы, фотографии? Умные лица талантливых людей. Проходишь мимо, вглядываешься в фотографии, читаешь старые программки, афиши — и словно слышишь в фойе шаги тех, кто создавал историю этого театра, чьи имена стали легендой, кто жил и умирал на сцене во имя прекрасного и вечного искусства. И становится грустно от того, что нельзя заглянуть за занавес времени, чтобы хоть одним глазком посмотреть спектакли, ставшие легендой. Но всегда остается возможность представить себе, как это было. Бережное отношение к своей истории и верность творческим принципам в работе сегодняшних ермоловцев — это не просто дань уважения, памяти, но и стимул к покорению новых высот искусства, средство выжить и не потеряться в трудные времена, не всегда благоприятные для какой бы то ни было сценической деятельности.

Есть имена, значение которых яснее проступает с каждым прожитым годом: Хмелев, Лобанов? Меняется жизнь, меняются поколения, создаются новые спектакли, совершаются новые открытия. Но неизменной остается память. Без прошлого нет настоящего. На пустом месте ничто самоценное возникнуть не может. Поэтому так внимательно глаза Ермоловой на портрете Серова провожают каждого, кто идет по фойе театра. Эти глаза видели то, чем можно гордиться и от чего хотелось бы отречься. Она — символ подлинного искусства, завещанного будущему. И каким оно будет, как мы распорядимся драгоценным даром — зависит только от нас.

Ссылки

Официальный сайт театра

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home