Колдовство (Робин из Шервуда (телесериал))

Эта статья должна быть полностью переписана.
На странице обсуждения могут быть пояснения.

Робин из Шервуда (телесериал)

Колдовство

Звучат слова древнего колдовского приворота. Некто, именующая себя Лилит, именем повелителя зла, совершает колдовской обряд, нарекая куклу сыном Херна — Робином Гудом и прося у дьявола абсолютной власти над вольным стрелком в обмен на свое полное подчинение силам тьмы.

А в Шервуде жизнь идет своим чередом. Все заняты бытовыми делами — Джон со зверской миной вдевает нитку в иголку, зашивая собственные штаны, Мэриан делает модную стрижку Мачу. Но вот неугомонный Тук придумал новое развлечение — немного поиздеваться над своим лучшим другом Джоном. Все с энтузиазмом включились в игру. Правила забавы поражают своей простотой и изяществом: Уилл и Джон должны сесть друг напротив друга, взять в рот деревянные ложки и молотить ими по очереди друг друга по макушке, пока один из них не попросит пощады. Взятый «на слабо» Джон соглашается — и игра начинается. Конечно, правила — лишь уловка. На самом деле легковерного Джона колотят ложками и Уилл и Мач, стоящий позади. Джон не замечает подвоха, и всем очень весело.

А в это время Лилит, закончив приворот, крепко связывает кукол, изображающих Робина и ее саму, и приказывает настоящему Робину прийти к ней. И действительно! Только что лучший в мире лучник от души смеялся, глядя на проделки своих товарищей, — и вдруг застыл с остановившимся взглядом и раскрытым ртом, никак не реагируя на беспокойные оклики Мэриан. Постояв так несколько секунд, в виде карася, вспоминающего таблицу умножения, худемэн внезапно бросился прочь с поляны.

Мэриан и друзья пытаются догнать вожака, но Робин уходит, резко отмахнувшись от пристающей к нему супруги, сопроводив этот жест великолепной гримасой с оскалом и даже коротким рыком! (Эпизод можно пересматривать бесконечно). Мэриан и разбойники недоумевают. Славный парень бежит по лесным тропинкам, повинуясь внутреннему зову и интуиции.

И вот перед ним неизвестная дева! А это все та же Лилит. Происходит знакомство. (При свете дня в лесу Лилит выглядит еще более забавно, чем в своей пещере. Весь ведьмаческий апломб и старательно разыгрываемый мистицизм идут ей как корове седло! Даже само имя - Лилит - никак не вяжется с этой дородной девицей, о которой у нас сказали бы "кровь с молоком"! В нашем кинематографе подобная фактура прочно ассоциируется с именами Клаша или Глаша, здоровыми сельскими развлечениями и счастливыми портретами на установленном около сельсовета стенде с заголовками - "Лучшие доярки" или "Передовики свиноводства". Остается только порадоваться за здоровый английский оккультизм и его румяных "мясо-молочных" жриц!)

И вот розовощекая "фея" сатаны ведет нашего ошалевшего героя в неведомое! Снаружи неведомое представляет собой обыкновенный блиндаж с деревянной дверью и нависающим над ней плющом и дерном. Внутри же очумевшему взору Робина открывается нечто, имеещее целью потрясти неизбалованное воображение разбойника.

Усилиями съемочной группы внутреннее помещение жилища жрицы темных сил превращено в некий симбиоз сказочно-восточного интерьерного дизайна. С потолка и стен свисают хрустальные сталактиты, залы окружены колоннами с низкими сводами, повсюду свешиваются куски прозрачной материи, там и сям натыканы золотые цветы, разбросаны блестящие камешки. (Короче , все это напоминает неудачную копию с подземного дворца Хозяйки Медной горы из сказок Бажова. Так и хочется спросить Карпентера: "Что, Данила-мастер, не вышла у тебя сия чаша?") Однако, на неискушенного лесного жителя окружающая "роскошь" производит, по-видимому, сильное впечатление - вот он склоняется к бьюшему посреди зала фонтану, или, замерев, рассматривает кусок голубого стекла.

Небольшим оправданием всему этому тупизму может служить лишь смена выражения лица нашего героя, у которого вечно пафосно-торжественный вид защитника обездоленных сменился, наконец, на нормальное человеческое удивление и восприятие чего-то нового.

Лилит, переодевшись за это время во что-то, напоминающее головной убор средневековой киевской княжны, подает Робину кубок с каким-то напитком. Хернов сын, привыкший к подобного рода допингам, послушно осушает сосуд. (Пей до дня, пей до дна!)

А в это время в замке шерифа происходит интересный разговор. Де Рено, почти возлежа на своем высоком кресле, за бокалом вина неспешно рассказывает своим подчиненным — сэру Гаю и сэру Ральфу - об истории богатств усопшего барона де Беллема. Очень хочется Его Лордству завладеть бесхозными сокровищами. Чего добру пропадать?

Горячий Гизборн обещает выпытать тайну клада у попавшей в руки рыцарей второй помощницы колдуна. Де Рено сомневается в успехе. Сомневается и усмехающийся красавчик-Ральф Хантингтон (очевидно, новый протеже шерифа). Сэра Гая изрядно бесит видимое предпочтение, оказываемое шерифом новому помощнику. Гизборн чувствует в Ральфе соперника. Милорда де Рено забавляет этот тайный спектакль. Господи, хоть какое-то развлечение!

А что же наши лесные братья? Они все в тревоге и непонятках. С ног сбились в поисках своего внезапно исчезнувшего вожака! Мэриан почти в отчаянии. Собравшись вместе, они обсуждают сложившуюся ситуацию. Королева Шервуда уверена, что Херн тут не при чем, с ее мужем "поработал" кто-то другой. Джон успокаивает ее, обещая, что с помощью следопыта-Назира они запросто найдут своего "потеряшку". Назира пускают по следу, и вся команда гуськом бежит за ним.

В пещере Лилит приказывает одурманенному Робину принести ей серебряную стрелу Херна. После невнятного сопротивления лучник соглашается, соблазнившись на обещание колдуньи отдаться ему.

В это время в подземелье шерифова замка сэр Гай проявляет слишком большое рвение в пытках второй жрицы Беллема.

Друзья-разбойники по-прежнему ищут своего лидера. Назир зявляет, что Робин встретился с кем-то, и они ушли вместе. Озадаченные стрелки недоумевают. Внезапно сам вожак выбегает к месту сбора разбойников, но увидев бывших товарищей, нестабильный герой опрометью бросается прочь, преследуемые орущими соратниками.

В результате «догонялок» славный парень схвачен, прижат к земле и связан. Получивший в нос Уилл кричит о невменяемости Робина — ведь вожак перестал узнавать родных и близких. Пытается вырваться, гримасничает, скалит зубы, шипит и вообще ведет себя как захваченный в плен молодой вампир. Непонятное поведение руководителя пугает бывших друзей по оружию и наводит на грустные мысли. Мэриан выражает общее неутешительное мнение: «Он околдован!». Уилл требует найти злодея.

На вечернем совещании у костра ребята принимают решение идти к Херну и просить его о помощи. Должен же папаша помочь родному чаду!

Пока взрослые проявляют чудеса рассудительности, Мач крадется к привязанному неподалеку брату, не оставляя надежду заставить Робина и без Херна очнуться и вспомнить своего любимого братца-Мача (сплошная «Снежная королева» — "Вспомни же меня, братик-Кай! Это я, твоя Герда! — Уйди, и без тебя тошно! Ну, я не знаю, не знаю, как из имеющихся букв «ж», «о», «п» и «а» сложить слово «Вечность»!). Короче, психологический тренинг Мача ничего не дал. Наоборот, вампир по имени Робин, шантажируя недотепу Мача своей безвременной кончиной, добивается свободы: запуганный Мач перерезает веревки, и предводитель скрывается во мгле!

Проворонили разбойники свою добычу. Мачу даже не влетело — ну, не бить же любящего дурачка за его привязанность к брату!

В подземелье замка шериф «спускает всех собак» на перестаравшегося Гизборна. Снова «цвет рыцарства» вынужден «обтекать» под градом язвительных упреков шефа, да еще сопровождаемых насмешливыми взглядами соперника-Ральфа.

Колдунья умерла, не вынеся пыток. Ее предсмертный бред ничего не говорит ни виноватому сэру Гаю, ни взбешенному шерифу. А вот сэру Ральфу, кажется, удалось проникнуть в тайный смысл криков и стенаний ведьмы! В письменных протоколах пыток новый помощник шерифа уловил знакомое полупроизнесенное сочетание — «глаз сат…». Это натолкнуло смышленого рыцаря на блестящую догадку — сокровище спрятано в горгулье на стене замка, крестьяне прозвали ее «глазом сатаны»!

Шериф доволен. Он обещает Ральфу успешную карьеру. Ральф победоносно смотрит на притихшего сэра Гая, а зря! Злоба и зависть переполняют сердце Гизборна! Ох, недолго радоваться Ральфу!

А наш вольно-охмуренный стрелок все бегает по лесу. Приостановившись на секунду у крутого бережка, он наблюдает, как его женушка Мэриан отправляется на утлом суденышке к Херну, то есть как раз туда, куда нужно и самому худемэну. Однако, встреча супругов очень не желательна для ветренного мужа, поэтому, как каждый нормальный герой, Робин отправляется в обход. Пока рогатый папа объясняет невестке ситуацию и дает чудодейственное лекарство, народный герой за спиной родителя легко пробирается в логово и робингудит серебряное изделие.

Принеся обещанную стрелу «мясо-молочной» Лилит, Робин надеется на вознаграждение здесь и сейчас. Но «фея» капризничает и требует сначала сменить место дислокации, повелевая охмуренному стрелку помочь ей.

Остальные члены шайки в это время продолжают искать главаря. Для пущего эффекта они разделились и ищут его в разных местах. А вечером, собравшись у костра, сообщают друг другу и бесплодности своих поисков. Робина нигде нет. "Соломенная вдова" близка к отчаянию. Их же всего шестеро, а чтобы обыскать весь Шервуд, мало и шести тысяч. Мэриан рыдает, Уилл пытается ее утешить, обещая, что они все равной найдут Робина. Без вожака все чувствует себя как несчастные сироты!

Лилит приводит Робина к развалинам замка Беллема. Стрелок вспоминает подробности своего посещения этого места. Но чары ведьми сильны, и наш герой послушно следует за ней внутрь проклятых народом руин. Все здесь пропитано страшными воспоминаниями, но под действием колдовства Робин не властен над собой.

Парочка подходит к саркофагу барона, ведьма заставляет Робина открыть крышку и взору разбойника предстает хорошо сохранившийся труп колдуна. Смерть не оставила на нем никаких следов, Азаил защитил своего слугу!

А вот и наши друзья-соперники сэр Гай и сэр Ральф. Их тоже как магнитом тянет за сокровищами в замок Беллема.

Лилит, склонившись над телом своего патрона, беседует то ли с Робином, то ли сама с собой о том, что наконец-то пришел этот день, день Меркурия, час его смерти. Все сошлось сегодня: день, час, человек, который его убил и оружие, которым его поразили. Все готово для колдовского обряда. Ведьма произносит очередное заклинание и вкладывает стрелу Херна в руки Беллема. И тот, конечно же, тут же, правда со скрипом, оживает.

А в это время наши кладоискатели, подбадривая друг друга, уже готовы лезть за халявным добром.

Оживший барон радуется жизни по-своему: благодарит Азаила за сохранность тушки, охмуряет Робина, ведет мыслепередачу с Лилит, требуя принести ему сердце героя английского эпоса ровно в полночь! (Интересно, почему только сердце, а не весь прочий ливер? Вот такие у английских колдунов скромные кулинарные пристрастия).

Добыча клада в полном разгаре. Доверчивый сэр Ральф, обвязавшись веревкой и вручив один ее конец сэру Гаю, спускается по стене до горгульи и радостно оповещает напарника о своей удаче: он нашел сокровище! Что ж, сэр Гай, конечно, рад! Он подтягивает Ральфа поближе к себе, и тот, наивный, отдает ему мешочек с драгоценностями! Ах, бедный сэр Ральф! Не так уж Вы оказались умны и проницательны, каким сгоряча посчитал Вас шериф! Чтоб милорд Гизборн упустил такой шанс и позволил Вам возвыситься и сорвать лавры? Вы серьезно? Ну, и земля Вам пухом в таком случае!

Конечно, сэр Гай свой шанс не упустил — веревка перерезана (причем, с садистской медлительностью), и тело сэра Ральфа украсило собой местный пейзаж.

Сэр Гай, высыпав на стол сверкающие камни, радуется такой удаче! Шериф ему больше не нужен, рыцарь почувствовал пьянящий аромат свободы, о чем громкогласно оповестил гулкие своды пустого замка! ("И тогда Пятачок навсегда решил убежать из дома и стать моряком!").

Однако, путь к свободе тернист и на нем всегда встречаются более или менее преодолимые препятствия. Таким вот непреодолимым препятствием на пути уже бегущего к своей свободе сэра Гая стало вполне одушевленное тело мистера Беллема, который возник перед рыцарем из ниоткуда.

После непродолжительного "вправления мозгов" потрясенный Гизборн отдает сокровища их истинному владельцу, который проявляет чудеса великодушия, не только оставляя сэру Гаю жизнь, но и назначив свидание шерифу. Очевидно, годы, проведенные в анабиозе, не прошли даром - Беллему захотелось компании!

В это время в Шервуде за прогулками влюбленной парочки — Робина и Лилит — наблюдает местное население.

А в замке происходит одна из самых великолепных сцен! Чистюля-шериф, как всегда, принимает ванну (вернее, в средневековом контексте — бочку), наслаждаясь этой гигиенической процедурой. Ну, а какое же омовение без верного слуги, без «цвета рыцарства», без доблестного сэра Гая? Он просто рожден для того, чтобы врываться к шефу в разгар помывки с выпученными глазами и прерывающимся дыханием.

А вот и обещанные сюрпризы: Ральф мертв (упал, разбился), сокровища все еще в замке (невежа Гизборн вновь явился с пустыми руками), но самое главное — драгоценности забрал так не вовремя оживший барон де Беллем.

Представьте только, каково было несчастному, и так вечно унижаемому и затюканному сэру Гаю сказать такое разъяренному шерифу! Тут не только будешь заикаться и глотать слезы, тут просто лучше бы провалиться сквозь землю!

В Шервуде снова совещание у костра. Строятся догадки, высказываются предположения. Вольные стрелки хотят хоть как-то объяснить себе ситуацию. И в это время к костру подходит Эдвард — местный житель. Он рассказывает разбойникам, что видел Робина совсем недавно, час назад, с девушкой. Советует друзьям оставить Робина в покое, мол, сам перебесится и вернется! Однако, Мэриан просто в шоке. Известие о какой-то девушке рядом с ее харизматическим мужем никак не прибавляет ей радости. Стрелки уговаривают Эдварда отвести их к вожаку.

Робин же в это время клянется Лилит в вечной любви и преданности! Она снова протягивает ему кубок с очередной порцией охмуриноса! Но в этот момент в любовное гнездышко врываются верные сподвижники неверного героя!

Лилит схвачена, а Мэриан выплескивает в лицо супругу припасенное лекарство от Херна. Под неумолкающие проклятья Лилит друзья находят связанных одной веревкой кукол, и Мэриан бросает их в огонь!

Все! Конец колдовству! Ура-ура! Наши победили!

Легендарный герой приходит в себя, а Лилит, наоборот, из себя выходит, вырывается из рук разбойников, расцарапав при этом физиономию Назира, и отчаянно выкрикивая имя Азаила, устремляется прочь от пещеры!

Ее крики так сильны, что только глухой во всем Ноттингемшире не услышал бы их. Беллем, конечно, на слух не жалуется, поэтому ему приходится печально констатировать, что его подручная с заданием не справилась! Увы и ах! (Снять ее с доски почета и лишить талонов на усиленное питание! Все приходится делать самому! Ля Шене, ля Шене!)

А в пещере тем временем происходит трогательное примирение супругов. Блудный муж и вожак возвращен в лоно семьи и шайки! И на его личико вновь возвращаются заученные варианты: а) приторное выражение верного семьянина; б) возвышенный патриотизм защитника всех и вся!

Все, дамы и господа! Нетривиальностью чувств главного героя режиссеры нас побаловали недолго! Но нам и этого «глотка свободы» хватило, ведь верно?

Робин рассказывает приятелям, что под воздействием чар он украл серебряную стрелу и отдал ее Лилит, которая с ее помощью воскресила Беллема. Друзья решают вернуть стрелу.

Гизборн с шерифом, сопровождаемые отрядом охраны, едут в замок колдуна. По дороге де Рено, как всегда, издевается над сэром Гаем. Шериф уверен, что рыцарь неизвестно зачем разыгрывает перед ним дурацкий спектакль. Гай нервно оправдывается. "Сладкая парочка" заходит в тот самый зал, где находится саркофаг барона. Шериф продолжает упражняться в остроумии и над Гаем и над Беллемом.

В это время Робин со товарищи проникают в замок.

Шериф же, окончательно потеряв терпение, пытается вытрясти правду из несчастного подчиненного, даже угрожая ему кинжалом. Однако именно в эту минуту за спиной де Рено возникает «наш дорогой усопший». После непродолжительной философской дискуссии о сущности смерти, Беллем демонстрирует ошалевшей парочке свой трофей — серебряную стрелу Херна. Барон полностью уверен теперь в своей всесильности.

А во дворе замка завязывается бой. На крики и звон мечей к месту битвы спешат и Гизборн с шерифом. Пока Робин с товарищами довольно долго проявляют чудеса отваги и грации в честном бою, Беллем, чтобы чем-то себя развлечь на досуге, занялся любимым делом — призвал принца огня, повелителя бури, штормов и смерти уничтожить своих врагов, разорвать их плоть острыми когтями своего ужаса (красивая фраза, надо запомнить).

Под влиянием слов барона во дворе начинается локальная пыльная буря, ветер усиливается, вот уже где-то что-то грохочет. Ребята, забыв о сражении, вертят головами, пытаясь сообразить, что происходит. Наконец, до всех доходит, что надо прятаться от стихии.

Все бросаются внутрь замка. Робин бежит последним, и его отрезает от остальных внезапный обвал. Позади стрелка звучит знакомый голос - "Я здесь"! Робин оборачивается, выбегает во двор и видит барона. В руках Беллема серебряная стрела. Худемэн с обнаженным мечом пытается напасть на колдуна, но даже не может приблизиться к нему, темные силы отбрасывают его назад. Но наш упорный борец за свободу, падая и спотыкаясь, все же с большим трудом поднимается и старается двигаться вперед.

Итак, аккумулировав все свою черную энергию, Беллем посылает серебряную стрелу в грудь вольному стрелку, и Робин, видя это, уже готовится к неминуемой смерти. Но! Но, конечно же, у самой робиновой груди смертоносную стрелу перехватывает знакомая рука! До слез знакомый рогатый образ! Свершилось чудо - друг спас жизнь друга! Оленевидный родитель передает драгметалл в руки потрясенного сынишки и сжимает его плечо, мол "Не бойся, я с тобой!"

У спасенного героя английских легенд против обыкновения даже не нашлось слов благодарности рогопапе! Он решил поступить как и всякий порядочный житель Альбиона — развернулся и побежал прочь.

Правда, прежде чем свернуть на лестницу, он все таки обернулся - толи вспомнил волшебное слово, толи захотел запечатлеть в памяти образ никак не желающего усопнуть барона. И барон грустно смотрел вслед убегающему славному парню, а потом и вовсе исчез.. с горя, что ли?

Однако, долго горевать от разлуки с колдуном Робину было некогда. Парень со всех ног помчался вытаскивать из завала товарищей по борьбе и вновь обретенную жену. Но делать ему ничего не пришлось: аккурат в тот момент, когда он подбежал к груде дерева и камней, эта самая груда начала рушиться и из-под нее показался злой и белый от пыли Джон. Сердито рыча, Малыш ткнул пальцем в вожака, сопроводив жест не менее суровым возгласом: «Ты-ы!». Но тут на Джона свалилась очередная порция пыли, и гигант почел за лучшее прекратить выяснение отношений!

Послышался нестройный смех, и остальные стали вылезать на свет Божий, приветствуя главаря радостным кашлем.

Вновь вспомнив свои обязанности заботливого мужа, народный герой кинулся на поиски супруги, завалившейся в самую середину общей кучи-малы. Слава Богу — его половина жива и здорова, только немного запылились! Быстрые нежные объятья, и вот уже вся команда друг за дружкой покидает негостеприимные развалины. Лидер, как всегда, замыкает шествие, улыбаясь: хорошо все-таки повеселился коллектив в эти выходные!

А из окошка за исходом разбойников печально наблюдает обиженный слуга Азаила: и ради этого стоило воскресать? Ну, и что сказать вам, шервудцы, на прощанье? «Ты действительно думал, что можешь меня свергнуть?»

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home